Полевой слёт "Сокол-2013"

Приглашение на Масленицу

Пока живет традиция

Праздник Александра Невского

Глядя в глаза

Подготовка к стенке

Пересвет и Ослябя

Анатолий Лебедь Герой России

Беседы с монахом

Второе рождение

 

Его величество случай часто определяет ход жизни человека.

Порой маленькая деталь, на уровне инстинкта сохраняет человеку саму жизнь. Решающее значение имеет опыт человека и способность производить действия и принимать решения на уровне подсознания. Трудно сказать, что здесь является главным, наша глубинная логика или что-то ещё, стоящее над нами.

Необычайно яркий эпизод из охотничьей практики до сих пор стоит перед моими глазами. Эпизод, длившийся сотые доли секунды. Но цена ему – жизнь.

Как – то по первому снегу мы с Воронцом отправились на охоту.

Наши собачки ушли в поиск. Маршрут проходил мимо старого солонца. Воронец шёл впереди и своей широкой спиной закрывал обзор. Единственное, что я успел заметить, как Воронец одним движением выхватил из за спины ружьё и выстрелил. А дальше треск сучьев от убегающего лося.

- Что, мазанул - спрашиваю.

- Не должно быть – отвечает.

Идём смотреть следы. Крови нет, только небольшой пучок шерсти на снегу. Бык стоял задом к нам, и Воронец стрелял по нему в угон. Немного проходим по следу быка. Замечаем, что левое заднее копыто расползается по снегу и след от него не такой глубокий как от других ног. Воронец останавливается и закуривает.

- Ты чего время водишь, догонять надо лося - говорю ему.

- Не надо. Пусть бык облежится, да и собачек подождем. Они его враз остановят-

- Ну смотри. Хозяин барин-

Воронец выкуривает папироску. Затем ещё одну. Собак нет.

Пытаюсь свистом привлечь собак. Безрезультатно.

- Не свисти. Пустое дело. Они у ручья норку копают. Видел перескок через тропу-

- Ну когда ты всё успеваешь замечать?- задаю риторический вопрос.

- Не замечал бы, так до сих пор без порток ходил бы-

- Так мы уже от собак, поди, версты две ушли.-

- Ладно, пошли тропить лося, собаки нас нагонят-

Скорым шагом Воронец направляется по следу. Я за ним.

Поднимаем лося с лежки. На боку, на котором он лежал немного крови. После второй лёжки бык идёт практически на трёх ногах, лишь слегка приступая на заднюю ногу. Воронец замечает

- Пуля разбила кость задней ноги и хватила кишки. Долго придётся топтать сапоги.-

И действительно. Только километров через семь бык стал сдавать. Ложился в еловые заросли. Подпускал совсем близко, но уходил от нас вне видимости, через густой лес.

- Ничего. Скоро редколесье. Там его и возьмём. Жалко собачек нет. Давно бы уже взяли - замечает Воронец. Вот и редкий лес, а дальше свежие выруба. Азарт подгоняет нас.

На кромке редколесья масса поваленных елей. Бык начинает петлять по завалам. Вот и последнее поваленное дерево. Дальше чистые выруба. Приближаемся к корню вывороченной ели. Бык обошёл её слева, а Воронец обходит справа. Я сзади. Воронец делает шаг за выворотень и тут раздаётся странный звук, типа «кха». В воздухе мелькают копыта лося. Воронец машинально уклоняется вправо. Копыта не достают до его головы с полметра. Выглядываю из-за корня. На стволе ели грудью повис бык и медленно оползает в противоположную от нас сторону, падает на снег и после нескольких конвульсий замирает. Воронец сдвигает шапку на затылок, вытирает со лба пот и выдавливает:

- Если бы не ёлка, всё, хана.-

- Да уж. Только копыта просвистели - единственное, что нашёлся ответить ему в тот момент.

Долго сидим и молчим. Когда начали разделывать лося, разобрали ситуацию. Воронец пояснил, что он осознанно пошёл с противоположной стороны ели. Просто лося не было в поле зрения, а мы наступали ему на пятки, значит где – то здесь. Вот и вся логика. Всё просто и ясно. В ту пору, по неопытности, я бы точно попёрся под копыта быка.

Замечательный охотник и следопыт, Воронец вырастил и натаскал, как кошка натаскивает своих котят, не одно поколение деревенских пацанов. Не имея своих сыновей, он щедро делился знаниями и практическими навыками со всеми, кто тянулся к охоте. Чтобы услышать первую в своей жизни песню глухаря, пацаны спали у него под дверью и получали великий приз в виде непреходящего опыта познания сложного охотничьего мастерства. Малым, он с удивительной лёгкостью делал из ольхового сучка свирели.

Взрослым бескорыстно раздаривал охотничьи трофеи и чучела. Никогда я не слышал, чтобы он кому – то отказал в помощи. Будь то заготовка дров или вспашка огорода, строительство дома или кладка печи. Да мало ли в деревне дел. И всюду он был непререкаемым авторитетом и палочкой выручалочкой для немощных и одиноких. Когда его не стало, то в последний путь его провожала не только вся деревня, а вся округа. И столько добрых слов было сказано о нем, что не каждый из великих мира сего удостаивался такой чести и признательности.

 

 

В начало

Братство казаков 'Терек'