Полевой слёт "Сокол-2013"

Приглашение на Масленицу

Пока живет традиция

Праздник Александра Невского

Глядя в глаза

Подготовка к стенке

Пересвет и Ослябя

Анатолий Лебедь Герой России

Беседы с монахом

История одной песни

 

Еще в детстве мне довелось услышать старинную казачью песню:

В степи широкой под Иканом

Нас окружил коканец злой,

Три дня, три ночи с басурманом


Мы там вели неравный бой.

Вперед, вперед, друзья на бой,

Мы смерть врагу несем с собой!…


Многое было непонятно. Что такое Икан? Кто такой “коканец”? Да и лихой припев “вперед, вперед…”, казалось, не согласуется с содержанием, ведь речь шла об отступлении. Впоследствии оказалось, что песня достаточно известная, слышал ее по радио, видел текст в песенниках. И лишь недавно, работая над книгой по истории казачества, узнал, что это была песня 2-го Уральского казачьего полка, и отразила она одну из забытых героических страниц нашего прошлого…

В XIX в. юго-восточные окраины России подвергались постоянным ударам среднеазиатских кочевников. Часть из них являлись подданными Хивинского, часть – Кокандского ханств. Угоняли скот, разоряли деревни и хутора, грабили купеческие караваны, угоняли в рабство людей. Инициировали бунты среди тех казахских племен, которые уже приняли подданство России. Впрочем, казахским скотом и пленниками тоже не брезговали. Шайки хищников непрерывно держали в напряжении Приуралье, Оренбуржье, Западную Сибирь. Ханы Хивы и Коканда своих вассалов унять не желали, получая немалые выгоды от работорговли русскими невольниками. Женщины пополняли гаремы вельмож, мальчиков обращали в евнухов. Добавилось и вмешательство англичан. Из Индии и Ирана их агенты появились в Средней Азии, настраивали местных монархов против России, обещая поддержку, начали поставки оружия.

Но и Россия была могучей и гордой державой, терпеть похищение своих подданных не собиралась. В ответ на набеги уральские, оренбургские и сибирские казаки предпринимали поиски в степи. Однако таким способом удавалось призвать к порядку лишь племена, кочевавшие неподалеку от границ. А главные хищники чувствовали себя неуязвимыми за пространствами бескрайних степей и пустынь. Несколько попыток организовать военные экспедиции вглубь Средней Азии обернулись большими потерями – от зноя, нехватки воды, продовольствия, зимой – от морозов и буранов.

Тогда Россия перешла к планомерному наступлению на степь. С 1845 г. далеко впереди Оренбургской и Уральской линий стала строиться еще одна – по рекам Тургай и Иргиз. К 1847 г. наши казаки и солдаты продвинулись до берега Аральского моря, заложив Раимское укрепление (Аральск). В 1853 г. оренбургский генерал-губернатор и наказной атаман Уральского Войска Перовский с корпусом из 5 тыс. человек взял кокандскую крепость Ак-Мечеть, переименованную в форт Перовский. От нее стала строиться Сырдарьинская линия. А на другом фланге Средней Азии одновременно с Оренбургской продвигалась вперед Сибирская линия. На юг от Иртыша была построена крепость Аягуз, потом, еще южннее, Копал, в 1853 г. – Верная (впоследствии из казаков 9-го и 10-го Сибирских полков было образовано отдельное, Семиреченской войско).

Но между укреплениями Семиречья и Сырдарьинской линии оставался разрыв в 900 верст, через который вторгались враждебные племена, опираясь на крепости Азрек, Аулие-Ата, Чимкент, Туркестан. Было решено эту “дыру” закрыть. Войск здесь было мало – 11 оренбургских, 12 сибирских линейных батальонов, казаки Уральского, Оренбургского и Сибирского Войск, разбросанные на огромных пространствах. Но народ был боевой. В мае 1864 г. навстречу друг другу выступили два отряда. От Перовска – 1200 солдат и уральских казаков при 10 пушках под командованием полковника Веревкина (будущего наказного атамана Уральского Войска). От Верной – 1500 солдат и сибирских казаков при 4 орудиях под началом генерала Черняева (будущего главнокомандующего сербской армии, национального героя Сербии).

Пали неприятельские крепости Туркестан, Аулие-Ата (Джамбул), Чимкент. Была образована новая российская область с центром в г. Туркестан. Но кокандский хан с потерей не смирился. Решил нанести контрудар немедленно, пока русские не усилились и не укрепились. В г. Туркестан было около тысячи наших воинов – хан же собрал 14 тыс. отборной конницы, поставив задачу стремительным броском выйти к крепости, внезапно напасть и уничтожить гарнизон. Но неожиданности у кокандцев не получилось. Они нарвались на казаков. И именно этим событиям посвящена песня, о которой мы начали рассказ. Хотя в литературном варианте, который публикуется в песенниках, есть грубая ошибка:


Мы шли, полки у нас редели,

Отважно умирал казак,

О плене слышать не хотели,

И как косой, косил нас враг.


Видимо, профессионалам-обработчикам показалась не совсем благозвучной правильная версия “мы шли, ряды у нас редели”. На самом деле там не было никаких “полков”. 4 (16) декабря 1864 г. у селения Икан лавину кокандцев встретила единственная сотня 2-го Уральского полка – 110 казаков с 1 легкой пушкой под командованием есаула Серова. Больше чем 100 на одного. Но казаки приняли бой. И стали прорываться к своим.


Мы отступали, он за нами

Толпами тысячными шел,

И устилал он степь телами,

И кровь струилася ручьем.


Подробностей боя потом не помнил никто. Вокруг неслась круговерть вражеских всадников, нападала то с одной стороны, то с другой. А сотня отбивалась – не за укреплениями, а в голой степи. Отстреливалась, отражая атаки. И сама кидалась в шашки, раскидывая неприятелей и упрямо продвигаясь к расположению наших войск. Кто получал тяжелую рану, не удерживался в седле – погибал.


И снявши голову с героя,

Злодей к седлу ее вязал,

Чтоб похваляться после боя,

Как он с лежачим воевал.


Сражение длилось трое суток. Без перерывов. Для казаков день мешался с ночью, они потеряли счет времени, дрались в окружении – и пробивались сквозь это окружение. 6 (18) декабря в гарнизоне крепости Туркестан услышали в степи выстрелы. И выслали команду пехоты. Всего две роты – узнать, что же там творится. Но оказалось, что сотня казаков так повыбила, потрепала и измотала всю кокандскую армию, что она новой схватки не приняла. Увидела, что подходят еще русские, развернулась и покатилась прочь…


Но вот вдали уже блеснули

Родные русские штыки,

И мы свободнее вздохнули,

Перекрестились казаки.


Из 110 героев погибли 52. Из тех 58, кто дошел до своих, не раненными остались 11. Все казаки стали Георгиевскими кавалерами, а 2-й Уральский полк за подвиг сотни Серова был награжден Георгиевским штандартом.


Вперед, вперед, друзья на бой,

Мы смерть врагу несем с собой!



Валерий Шамбаров



В начало

Братство казаков 'Терек'