Куда идем?

 

 

Камо грядеши?!

Мысли и впечатления во время паломничества во Псково-Печерский монастырь.

 

I

Великая суббота половина шестого по полудни, мы выезжаем из Великого Новгорода. Наша цель Псково-Печерский монастырь. Между нами и им половина Новгородчины и вся Псковская область с востока на запад. Всего без малого триста километров по дорогам матушки-России. Мы торопимся: нужно поспеть ко всенощной. Нас пятеро взрослых и малыш лет десяти. Всё, устроились, поехали.

Первые несколько десятков километров и дорога приличная, и вдоль дороги довольно приятные виды, но это всё окрестности областного центра. На небольшом отдалении от города ещё сказывается его влияние и финансовое, и стилистичиское. Чуть подальше начинается провинция, я бы даже сказал, провинция провинции. Что за словесный изыск, скажете? Да всё просто: Новгород  провинция по отношению к Москве и, даже, к Санкт-Петербургу, а новгородские города и веси провинция по отношению к Новгороду, отсюда и провинция провинции.

В машине то разгорается, то затухает разговор без какой-то определённой темы. Так, понемножку обо всём. А мысли тянутся чередой, меняя своё направление то под воздействием разговора, то под впечатлением от встречных пейзажей, парадоксальным образом, подчиняясь неведомой логике, увязывают вещи, казалось бы, невероятно далёкие друг от друга.

При выезде из Новгорода повстречали группу темнолицых ребят. Гастарбайтеры! Где-то на ближайшей стройке у них закончился рабочий день. Их много в городе, и становится  год от года больше. В голове вдруг пронеслось: Вот уже месяц, как «золотой миллиард» стирает с лица Земли Ливию в наказание за её запасы нефти и газа. Господи, причём тут гастарбайтеры и Ливия! Дальнейшая логическая цепочка полностью эту связь установила. Вспомнилось, что в первые недели войны из Ливии эвакуировали тысячи, если не десятки тысяч специалистов различного профиля. Это были врачи, медсёстры, учителя, инженеры, военспецы, нефтяники, дорожники и т.д. и т.п. Вдруг выяснилось, что получая огромные доходы от добычи и продажи углеводородов, правительство Каддафи наняло целую армию иностранных специалистов, для работы практически во всех отраслях экономики и других сферах. По-честному, они являлись гастарбайтерами, пусть высокооплачиваемыми, квалифицированными, но гастарбайтерами. Началась война и, понятное дело, иностранцам нет резону класть головы за чужую страну. Они и уехали, пусть с сожалением, но своя рубаха ближе к телу. Чем меньше в Ливии остаётся гастарбайтеров, тем большие трудности стран испытывает во всех сферах жизни. Местный люд, предпочитавший жить традиционной жизнью кочевников пустыни, оплаченной трудом чужаков, не в состоянии заменить последних ни по уровню квалификации и образованности, ни по менталитету. Ошибка Каддафи очевидна: попытавшись развивать экономику за счёт привлечённых со стороны специалистов, а своему народу предоставив право жить, как ему будет угодно, он потерял контроль над важнейшими процессами.  И сейчас Ливия расплачивается за этот системный просчёт. Сегодняшние власти в России совершают ту же ошибку, хотя как раз в ошибке их заподозрить можно меньше всего. Политика властей предержащих это скорее осознанное вытеснение русских на обочину жизни, чем ошибка наивных романтиков. И аргументы  приверженцев такой политики  убоги. Говорят, русские пьют и воруют, а украденное пропивают, ленятся. Мы видели их, русских, по дороге, не дождавшихся Воскресения Господня и уже капитально его отметивших, бредущих с осоловевшими взглядами неизвестно куда и неизвестно зачем. Мужчин и женщин. Они твёрдо знают одно: раз две тыщи лет тому назад Христос воскрес, то Он воскреснет и завтра, и через десять, и через сто лет. Так чего тянуть с празднованием того, что и так произойдёт. Да, они убоги и малосимпатичны, но именно они пьющие, спивающиеся и трезвенники, старые и молодые, немощные и здоровые, мужчины и женщины, жуликоватые, вороватые, лентяи и труженики, грешные и праведные, именно они и никто другой опора и становой хребет этой земли! Они родились здесь, здесь живут, здесь и умрут. Они не шустрили в иностранных дипмиссиях всеми правдами и неправдами добывая вторые и третьи паспорта. Не готовили запасных аэродромов. Их судьба намертво сплетена с судьбой родной земли. В неё или за неё они и полягут, кому, что назначено Господом, Воскресение которого они уже отпразновали.

А за окошком то проносятся, то проползают в зависимости от состояния дорожного покрытия заброшенные непаханые поля. Сотни лет, труд десятков поколений русских людей потрачены на то, чтобы свести леса, осушить болота, собрать камни и сотворить поля и луга, могущие кормить людей многие и многие годы. А сегодня мы проезжаем рядом с полями, сплошь усеянными какими-то то ли кочками, то ли холмиками. Разум, конечно же, подсказывает разгадку  – это просто вышедшие из земли и поросшие травой камни, но  сердце видит кладбище. Кладбище русской земли, где на каждом метре высится могильный холмик. Это могильный холмик над тем самым каждым метром, заброшенным и позабытым. А рядом с этим кладбищем пока высятся покосившиеся дома, в которых пока ещё живут русские люди. И, может быть, хотели бы они поднять землю, дать ей возможность родить, да руки коротки. Сунули двадцать лет назад хитрющие либералы-проходимцы русский народ в капитализм. Надули в уши, дескать, пора кончать с колхозным рабством, надо всё поделить, и пусть каждый сам распоряжается своей долей. Поделили. А что делать дальше не научили. А зачем, ведь цели то были определённо не обогатить русских. Народ раздербанил общественную собственность, тут же к нему подкатились хлюсты, нажившиеся на биржевых спекуляциях, воровской приватизации, да на махинациях с недвижимостью. Хлюсты  непрочь были прикупить землицы, так, впрок, на всякий случай. Подсказали им старшие товарищи из-за бугра, что землица со временем будет в большой цене. Ну, наши Ваньки да Маньки и рады: а что, денег дали, заботу с головы сняли, что ещё нужно. И обрезали им землю под самые окошки, но всё честь-по-чести, законно, при полном непротивлении сторон. И сегодня сидит иной справный хозяин на своих двадцати сотках огорода, которые ему пока милостиво оставили, чтоб не сразу сдох, и воет на луну, а поделать ничего не может. Продали Родину за понюшку табаку, теперь иди на поклон к новому хозяину.

Мысль вдруг возвращается к дому. Там осталась жена, с которой несколько часов тому жестоко поссорились. Поссорились из-за пустяка, не уступили друг другу в малой малости. И это после двадцати пяти лет совместной жизни, когда все углы уже давно должны быть сбиты и шероховатости сглажены. Господи, что же это деется! Раскаиваюсь в произошедшем. Нужно обязательно сказать об этом на исповеди. От этой мысли становится чуть легче на душе.

 

II

Проезжаем город Сольцы. Это ещё Новгородская область, 70 километров от областного центра. Здесь уже вовсю правит бал провинция провинции. Асфальтированная дорога в Сольцах закончилась. Теперь до Псковщины предстоит добираться практически по просёлку, а это ещё 30 километров пути. В городе часто попадаются заброшенные и сгоревшие дома. За десять месяцев, что прошли с прошлой поездки, их стало больше. Здесь, в Сольцах, зародилась мысль, которая укрепилась в последующем, и окончательно оформилась уже в Печорах. В Печорах я о ней и скажу.

Осторожно преодолев новгородские просёлки, наконец, выбираемся на очень хорошее шоссе. Началась Псковская область. Ощущение, будто въехали в другую страну. Но это мимолётное ощущение быстро испаряется: всё, что окружает шоссе, нимало не изменилось. Заброшенные поля, разваливающиеся избы, заколоченные и сгоревшие дома, разорённые фермы сопровождают нас до самого конца нашего путешествия. Изменяется, главным образом, рельеф местности. Псковщина, в целом, повыше и похолмистее Новгородчины.

Кроме заброшенных полей и покосившихся изб, всю дорогу нас сопровождает дым пожарищ. Горят обочины дорог, горят луга, горят лесополосы, горят леса, горят дома. Кто и зачем поджигает весной сухую траву и кустарник? Какой смысл в пускании «пала»? Дымы и огонь видны повсюду. Горит, горит Русская земля! Только под чьими ногами она горит! Какого ворога изгоняют русские со своей земли, беспощадно выжигая её? Может, самих себя?! Я не могу представить еврея с таким же азартом и остервенением жгущего землю Израиля; немца, англичанина, финна, канадца…Никого не могу. Так почему русский?!  Кто или что толкает его под руку, принуждая с дьявольским упрямством  уничтожать собственное достояние. Что это, дурь или установка на самоликвидацию?  Или дурь с установкой на самоликвидацию?! Как с этим бороться. Власть уже давно пустила дело на самотёк, а что ещё ожидать от власти инородческой и иноверной. Где взять силы, где наша опора? Мы стремимся в монастырь, чтобы подпитаться духовной силой и укрепиться в вере.

Псковские дороги пока лучше новгородских, ехать  по ним в целом веселее. До монастыря добрались без приключений. Приехав в Печоры ожидали увидеть столпотворение машин и автобусов на подступах к монастырю, но ничего подобного. Машин было намного меньше, чем в прошлые годы, автобусы с паломниками вообще отсутствовали. В странноприимном доме так же было пусто. Местные власти, похоже, тоже ожидали наплыва паломников, но отсутствие наплыва их явно обрадовало. По крайней мере, загримированные под милиционеров полицейские с видимым удовольствием покидали свои посты за ненадобностью что-либо регулировать. Честное слово, их можно понять – Пасха праздник всеобщий.

Удалось немного полежать и отдохнуть с дороги. К 23-м часам отправились ко всенощной. Входим в ворота монастыря. Наконец мы в цитадели православия, под защитой его старинных стен и щита монашеских молитв! Исповедуемся, стоим службу. Приходит время, и священники провозглашают: «Христос воскресе!»  Паства с воодушевлением отвечает: «Воистину воскресе!» С этого момента служба радостная, светлая, наступило Светлое Христово Воскресение! Потом было причастие. А потом служба закончилась, и мы вернулись в гостиницу. Но не закончилось паломничество.

 

III

Утром мы снова были в монастыре, но уже не на службе, а, как бы это правильнее выразится, на празднике, что ли. Затем у нас состоялась беседа с монахом. Это традиция. Каждый раз, когда мы едем в монастырь, обязательно ждём этого разговора. Слишком далеко мы в своё время были отогнаны от веры и божественной литургии как важнейшего элемента общинной молитвы. Если поодиночке мы ещё худо-бедно молимся и проникаемся смыслом молитвы, то соборное богослужение во всей своей полноте для нас в большинстве пока закрыто. Поэтому беседы, подобные той, что состоялась у нас в последнее паломничество в монастырь, крайне  необходимы. Я не буду называть имени монаха, но не по соображениям секретности или чего-нибудь подобного, а исключительно по причине его скромности и щепетильности в вопросах разделения мирского и духовного. Беседа или, если хотите, проповедь была длинной, говорил в основном монах. Отталкиваясь от наших реплик и мыслей, он развивал свою беседу.

Из большого разговора я хочу вычленить то, что непосредственно касается нас, казаков, как православных воинов духа. Сразу оговорюсь, что это не подстрочный пересказ, а эмоционально воспринятые мысли и идеи. Если я в чём ошибусь, браты, бывшие рядом и слышавшие то же самое, что и я, поправят меня. Зашла речь о сопротивлении нынешнему состоянию дел. Мы стали говорить об озлоблении народа, о том, что многие доведены до крайности, о возможных столкновениях  на улицах, о тренировках бойцов-партизан и ещё о чём-то. А монах в ответ спрашивает: вы в церковь каждую неделю ходите?.. а причащаетесь часто? Нет? Так как вы собираетесь побеждать силу сатанинскую, откуда у вас сила появится? Ведь кто перед вами, слуги дьявола, а сатана был первым ангелом, самым сильным и силу свою сохранил. А у слуг его «ум сатанин» как писал Апостол. Вот вы думаете, что вы такие умные, хитрые, сильные, а сатана умнее, хитрее и сильнее. На всякий ваш изворот он ответит сотней. Своим слугам он даст силы и ума втрое против вашего! И только Господь по молитве вашей пошлёт вам защиту против рогатого. А вы, пребывая в грехе, думаете, что боретесь с тем, кто грех и породил. Господь и Россию может лишить помощи, если она будет глубже погрязать в грехах, а тогда всё, нет спасения. Ведь и раньше слышал я подобные слова, но только в этот приезд прошибло аж до мозжечка. Монах продолжал разговор, и становилось понятно, что в обители хорошо осведомлены о состоянии в стране, в обществе, и скорбят ежедневно об этом состоянии. И только совместные молитвенные труды и реальные дела могут поправить положение. Незаметно пролетели три часа, и мы распрощались с нашим наставником. Строгий монастырский устав требовал от него возвращения к монашеским обязанностям.

До отъезда оставалось немного времени, и я решил пройтись по городу. Сперва зашёл на кладбище. Оно живописно располагается на крутых горках. Поделюсь одним наблюдением: большое количество людей с эстонскими и финскими именами лежит под православными крестами, и, в то же время, много русских похоронено под протестантскими. Что называется – без комментариев. Гуляя по улицам, снова обратил внимание на большое количество пустых домов и общественных зданий.  Дома большей частью добротные, хоть и старые, но хорошо сохранившиеся, часто каменные. Значит, народ частично вымирает, частично покидает родные места, и замены нет. Но ведь такую же картину мы наблюдали и в Сольцах, и в Порхове, и в Шимске, и практически во всех деревнях и посёлках, через которые лежал наш путь. Такая  же ситуация в Тверской области и в Московской. Видели в прошлом году, когда ездили в Москву на большой круг. Во всех небольших городах, посёлках и сёлах полно жилья, а жить некому. В то же время в больших городах тратятся огромные, просто баснословные, деньги и ресурсы на строительство нового жилья, которого всё равно не хватает. В стране стоят закрытыми и разрушаются здания тысяч и тысяч клубов, домов культуры, школ, детских садов, библиотек, стадионов и спортплощадок. Они никому не нужны, потому что нет людей, которые ими бы пользовались. Нас сгоняют в города, принуждают платить сумасшедшие деньги за жильё, брать кредиты, залазить в кабалу на всю жизнь, а рядом погибают миллионы квадратных метров практически дармового жилья. Разве это по-хозяйски, по-человечески, по-божески?! В Библии Господь говорит людям: «Плодитесь и размножайтесь, населяйте Землю и владейте ею». Если сегодняшняя власть всеми силами сживает русских людей с родной земли, значит, она прёт против Бога! А раз против Бога, тогда за кого она, власть? У меня нет вариантов кроме как за дьявола. Значит прав монах, говоря про «ум сатанин»! Делайте свои выводы, православные...

 

Александр Щербин

хорунжий СКР

 

 

 

Вернуться в начало