Полевой слёт "Сокол-2013"

Приглашение на Масленицу

Пока живет традиция

Праздник Александра Невского

Глядя в глаза

Подготовка к стенке

Пересвет и Ослябя

Анатолий Лебедь Герой России

Беседы с монахом

Реки России

 

Господь и предки дали нам величайшее богатство: реки, озёра, моря… Богата Святая Русь Водою! Есть в ней вода стоячая – болота, есть вода бегущая – ручьи и реки; есть вода сладкая – озёра, есть и солёная – моря и океаны. И всякая, даже самая малая лужица, получила от народа своё имя. Какие-то имена звучат громко, гордо, однозначно: Днепр (Днiпро, Дняпро), Байкал, Лена, Ильмень, Балтика. К иным именам народ добавил любовно-уточняющие определения: тихий Дон, быстрый Терек, Волга-матушка, Амур-батюшка, седой Каспий, гнилой Сиваш, красавица Ангара. Объединённые одним красивым и ёмким понятием «водоём», простите за тавтологию, эти голубые жилы и блюдца испокон веку служили нашему народу. Поили и кормили, орошали поля и огороды, перевозили грузы и людей, определяли границы, будучи естественными преградами и рубежами помогали в войне, наконец, просто радовали глаз и душу своею естественной тихой прелестью пробуждая в русском человеке лучшие чувства, делая его поэтом и сказителем. Сколько красивых сказок и поэтических легенд посвящены русским рекам, озёрам, морям-окиянам! Разные они по характеру, зачастую крепко далеки географически, но объединяет их одно: они русские. Мы, русские, накрепко связаны с нашей Водой в прошлом, сегодня, навсегда.

Всяк кулик своё болото хвалит, гласит поговорка. Право слово, хочется похвалиться нашими новгородскими реками. Велика матушка Русь, много в ней рек, великих, могучих, славных, но новгородские реки ничуть не теряются в этих рядах. Я хочу поведать о трёх из них, а, конкретно, о Ловати, Шелони и Поле. Почему я выбрал именно эти реки? Потому, что по ним прошли казаки братства «Терек». Почувствовали их и полюбили, полюбите их и вы. Речки эти очень разные, но объединяет их то, что как и большинство новгородских рек, они впадают в легендарное Ильмень-озеро, и единственная вытекающая из Ильменя река – Волхов, несёт их воды в Ладогу и, через Неву, в Балтику. Вот так незаметно мы начали знакомиться с Ловатью (ударение на первом слоге). То, о чём мы говорили выше является частью знаменитого пути из варяг в греки. Так вот, идя со стороны Балтийского моря путешественники после преодоления Ильменя далее поднимались именно по Ловати, достигали её верховий, переволакивались в Днепр, и уже по его течению достигали моря Чёрного. Если идти Ловатью от устья к верховьям, то мы пройдём юг новгородчины, юго-восток псковщины и закончим своё путешествие в Витебской области Беларуси. То, что Ловать издревле являлась рабочей лошадкой видно по сей день. По пути постоянно встречаются вымощенные крупным камнем Подолы (Подолом в восточно-славянской традиции называлась полоска низкого плоского берега у самой воды под кручей. К примеру, знаменитый киевский Подол. В древнем белорусском городе Гродно под кручей по берегу Нёмана пролегает очень старая Подольная улица. К стати, параллельно ей под самой горой идёт Подгорная улица.). Предки таким образом сделали всепогодные и всесезонные пристани. В нашем сегодняшнем представлении пристань это стенка, к которой швартуются корабли, но в древности для разгрузки суда просто вытягивали на берег, а мощёный берег позволял пользоваться даже подводами для доставки товара в любое время судоходства. В крутых берегах Ловати к пристаням давным-давно были прокопаны пологие спуски, которые сохранились до наших дней. Много попадается курганов вдоль реки. Эти могилы, а может ещё и ориентиры  ждут своих исследователей. А пока они молчаливо свидетельствуют о давней бурной жизни протекавшей по берегам и на воде этой заслуженной реки. Берега Ловати ещё не так давно были довольно плотно заселены. Сегодня останки сёл и деревень по пути дают горькую картину депопуляции, как любят выражаться шибко учёные господа из либералов, русского народа. По-нашему звучит проще и больнее: вымирание. На Ловати стоят два города: псковские Великие Луки и новгородский Холм. Города далеко неравнозначные. Луки это 115-тысячный бывший центр области, Холм, в древности являвшийся южным рубежом Новгородской земли, сегодня по населению едва дотягивает до 4-х тысяч. Чуть ли не главной его достопримечательностью является высоченный мост. Под этим мостом, пожалуй, смог бы пройти авианосец, если бы его каким-то лешим в Холм занесло. По Новгородчине Ловать практически везде протекает в довольно глубоком каньоне. Склоны его в разных местах сложены различными материалами: встречаются  пески, глины, есть выходы камня. Когда весной вода в половодье обрушивает участки берегов, выглядят они порой необычайно живописно. Представьте себе берег высотой метров эдак в пятнадцать состоящий из слоёв разноцветной глины, каждый толщиной не более двадцати сантиметров. Здесь и белая глина, и розовая, и серая, и зелёная, и синяя всех оттенков, и красная, и коричневая, и всё это великолепие накрыто двухметровым слоем плотного жёлтого песка. Глаз не отвести! Перекатов хватает, но по высокой весенней воде их заметно разве что по ускоряющемуся течению. На этом мы с вами распрощаемся с чудесной рекой Ловатью и перейдём к не менее интересной реке – Шелони.

Шелонь (местные её ласково называют Шелонькой) берёт своё начало на Псковщине. Она протекает западнее Ловати и гораздо короче последней. Говорят, на ней семь крупных порогов. Возможно и так. В целом, Шелонь более спокойная река, хотя и характер может проявить. В половодье она покрывает гораздо большую территорию, чем Ловать. Исторически Шелонь интересна двумя событиями. Первое связано с нашим святым князем, великим политиком и полководцем Александром Невским. Будучи новгородским князем для отражения агрессии с запада он заложил на Шелони крепость Порхов. Рядом с крепостью постепенно как это водилось в те времена вырос город того же имени. Сегодня город Порхов районный центр Псковской области, а крепость дошла до наших дней в неплохой сохранности. Другое историческое событие связанное с Шелонью возвращает нас в те времена, когда разлагающаяся торговая Новгородская республика пыталась сохранить своё право коснеть в ересях и разврате. Когда Великий князь московский Иван III пошёл на Новгород войною, дабы покончить с двусмысленным положением, при котором вассал (Новгород) вёл себя по отношению к сеньору (Москве) как независимое государство, новгородская верхушка решила дать бой. Рати сошлись именно на Шелони, произошла битва позорно новгородцами проигранная. Более того, разбегаясь новгородские «дружины» стали сводить счёты друг-с-другом. Многие погибли именно в этих стычках между враждующими новгородскими кланами, а не от московского оружия. Торгашам-еретикам и безбожникам нечего было противопоставить православному воинству молодого Русского государства. Звезда «первой демократии на российской земле», так Новгородскую торговую республику любовно именуют доморощенные либералы, закатилась навсегда. Мы должны знать об этом, и этот урок помнить всегда. В районе Шелони много минеральных источников. До революции в г.Сольцы существовал курорт мало уступавший знаменитому курорту в Старой Руссе. Но Старая Русса  расположена на другой реке – Полисти. К сожалению, берега Шелони являют нам ту же печальную картину запустения, что и берега Ловати. А ведь прежде воды Шелони крутили и колёса водяных мельниц, и несли баржи. Сегодня, увы, ничего подобного нет.

Пола. Если мы взяли Ловать в качестве оси композиции, то Пола протекает на восток от неё. Сбегает Пола с валдайской возвышенности и широкими дугами стремиться к Ильменю с юго-востока. Чуть-чуть не доходя озера Пола впадает в Ловать, так же как и упоминавшаяся здесь Полисть. В XIX начале XX века по берегам Полы росли густые леса, и именно эта река, точнее, её леса, были одним из главных источников дров для Санкт-Петербурга. Стволы распиливались на метровые куски, которые в свою очередь раскалывались на толстенные поленья. Каждое полено клеймилось двухглавым орлом. Весной при подъёме воды дрова мулём сплавлялись по реке до озера, откуда баржами следовали до столицы. При таком способе сплава много поленьев тонуло, и сегодня на отмелях легко можно отыскать клеймёные полешки сто-стопятидесятилетней давности. Горят шикарно, проверено неоднократно. А вот лесов на берегах Полы практически не осталось, только борщевик буйно разрастается, захватывая всё большие территории. Пола речка неглубокая, в верхнем и среднем течении бегущая по камням и в каменных теснинах. Перекатов великое множество, перепады высот на них весьма приличные, попадается много больших камней и валунов, поэтому на перекатах приходится много маневрировать. Летом, когда вода низкая, большинство перекатов непроходимы даже для резиновых лодок. Визитной карточкой Полы являются огромные песчаные пляжи в нижнем течении. Весь песок, что река протаскивает по каменистому дну верховья и среднего течения, оседает на многометровых отмелях внизу. В длину пляжи могут достигать полукилометра, в ширину – пятидесяти-семидесяти метров. Попадаются песчаные острова. В реку впадает множество речек и ручьёв. Всегда можно найти стоянку с питьевой водой. Точно такая же картина характерна и для Ловати с Шелонью. Ещё одна деталь отличает Полу: она протекает по территории так называемого Демянского котла. В 1941-1943 годах там шли тяжёлые бои, в земле осталась уйма оружия как советского, так и германского. Семьдесят лет прошло, а война всё ещё не ушла с нашей земли.

Вот такие они, реки новгородские. Вроде два берега, да вода между ними и ничего более. А, поди ж ты, какие они разные да характерные. В этом году собираемся на речку Кересть. Сходим, напишу про неё. В планах имеем  сплав по Мсте. Мста речка самая серьёзная, она единственная из всех новгородских рек имеет категорию сложности. Рано или поздно пройдём и по ней, где наша не пропадала! А там и по Мсте отчитаюсь. Да ещё напишу про команду нашу, про снаряжение, про лодки и другие плавсредства, на каких ходим, про организацию походов, про песню. Мало ли кто чего полезного из нашего опыта для себя почерпнёт. Так что не прощаюсь, свидимся ещё. Храни вас Господь!

 

Александр Щербин

хорунжий СКР

В начало

Братство казаков 'Терек'