Полевой слёт "Сокол-2013"

Приглашение на Масленицу

Пока живет традиция

Праздник Александра Невского

Глядя в глаза

Подготовка к стенке

Пересвет и Ослябя

Анатолий Лебедь Герой России

Беседы с монахом

Закрытые небеса



Никого не хочу осуждать, ни с кем не хочу бороться, хочу просто поделиться обыкновенной человеческой печалью: закрывают, братцы, нам небо, а с ним и небеса. И кто же или что закрывает? Цивилизация, будь она неладна, цивилизация…

Ещё в 94-м наша семья бежала из двухкомнатной хрущёвки на престижном третьем этаже во полне обжитом микрорайоне в дом на окраине. И хотя в доме не было водопровода, канализации, газа и центрального отопления, мы были счастливы избавиться от храпящих, пукающих, ругающихся, слушающих музыку, одинаково громко веселящихся и грустящих соседей и от своих 29,8 квадратных метров жилой площади с балконом. Соседи, да простят они мне этот пассаж, были тяжеленным довеском к благам цивилизации, выражавшихся во всё тех же водопроводе с горячей и холодной водой, центральном отоплении, централизованном газоснабжении и тёплом унитазе с ванной. И вот мы как в омут головой нырнули в финский домик на незаасфальтированной улице. Позже, мы постепенно провели воду, поставили водогреи, сделали местную канализацию, достроили ванную, туалет и четвёртую комнату, провели телефон, интернет и пр., но тогда мы, коренные горожане, оказались один на один с самой настоящей сельской жизнью. Но, видит Бог, как мы были счастливы!

Мы как ошалевшие топили собственную баню по два, а то и три раза в неделю и мылись-мылись… Баня, не успевавшая просыхать при таком режиме, через четыре года благополучно сгнила, но у нас к этому времени уже были в доме водопровод и ванная, и мы не грустили. Ещё через несколько лет, подкупив материалы и сконцентрировав необходимые денежные средства, мы на старом фундаменте построили новую шикарную баню, и пользуемся ею по сей день. Но не это главное!

Мы переехали весной и наши дети – сыновья 13 и 5 лет – провели упоительное лето в деревне. У них было всё: домашнее молоко (многие соседи на этой окраине тогда ещё держали коров, коз, овец и свиней, и даже лошадей!), свежайшие овощи с собственного огорода, яблоки, вишни, сливы и ягоды из собственного сада, поездки с соседскими мальчишками на рыбалку на недалёкие озёра, купание. Потом лето незаметно перешло в осень с её сбором урожая, заготовками на зиму и началом отопительного сезона. Стали топить котёл автономного отопления. Потом пришла зима с её зимними радостями, а за ней весна с её заботами и хлопотами… Жизнь плавно потекла по новому руслу. И это было уже важно.

Наш старший сын первые полгода практически каждый вечер раскладывал небольшой костерок на участке и часами просиживал, всматриваясь в языки пламени. Частенько к нему присоединялся и младший, но по живости характера сидел он не долго, а обычно отправлялся к кому нибудь из соседей, с которыми перезнакомился буквально в первые дни. В паре, сыновья выполняли несложные работы по домашнему хозяйству. И всё вместе это помогло старшему избавиться от довольно серьёзного душевного расстройства, связанного с переходным возрастом. Сегодня он благополучный человек с тремя высшими образованиями, имеющий замечательную семью, воспитывающий двоих своих деток. Вырос, выучился и женился младшенький. Наша, по сути, сельская жизнь ничуть не помешала им стать во всех смыслах цивилизованными людьми, овладевшими всеми современными навыками и умениями, умеющими кроме всего прочего аккуратно пользоваться унитазом, в отличие от очень многих выходцев из многоквартирных домов со всеми удобствами. А вот это уже очень важно.

В первые годы на пустырях вокруг нас, фактически – полях, паслись коровы и телята, кони и козы, бродили овцы, прилетали и селились дикие птицы – чибисы, кулики, вальдшнепы, утки и выводили потомство. По весне в канавах и лужицах активничали лягушки и тритоны; всё лето в небе звенели жаворонки; зимой в садах шурудили зайцы. Мы окунулись в новый мир, где сезоны определялись не по смене одежды, а по состоянию деревьев: листья жёлтые – осень, листьев нет – зима, набухли почки – весна, листья зелёные – лето. Мы вдруг увидели годовые циклы в их чистоте, первозданности и незамутнённости. Оказалось, что облака в разные поры года имеют разную форму, что луна зимой и летом ходит по различным траекториям, солнце зимой садилось прямо напротив наших южных окошек, а летом закатывалось далеко вправо. Вообще, из всех радостных и приятных потрясений в нашем новом доме самым мощным и ярким было потрясение от неба. Оно удивительно меняло свой цвет в зависимости от времени года и суток, от положения солнца и даже от того, какие ветры дули. Фонарей на нашей улице было мало, соседних домов немного, вокруг лежали обширные тёмные поля, ближайшая улица с многоэтажками слабо светилась метрах в семистах, а над нами во всей своей красе развернулся ночной купол неба! Звёзды… Господи, какие над нами были звёзды! Горожанин в белёсом засвеченном городском небе не видит и десятой доли этих небесных светил. Только несколько самых мощных пробивают бледное марево и доносят свой страшно потускневший свет до взглядов редких любопытствующих. Горожане не очень любят подымать глаза горе, да и что там рассматривать в этом пустом пространстве!.. А ведь там звёзды, собранные в созвездия и плавно вращающиеся вокруг оси Полярной звезды. Звёзд мириады, а между ними вдруг прочерчивают свои яркие полоски метеориты, деловито проползают по однажды утверждённым орбитам искусственные спутники. Луна, тонюсеньким серпиком с подвешенной снизу звёздочкой засветившись буквально на минутку, робко выходит на тёмное небо, потом начинает полнеть, а, пополнев – наглеть, занимает всё больше места и времени. Наконец, округлившись и налившись до краёв, несколько дней нахально давит отражённым светом ближайшие звёзды. А потом вдруг начинает резко обрезаться с одного боку, худеет, изгибается и стыдливо сходит на пару дней с небесной арены. Звёзды намного старше и мудрее юной спутницы Земли, и поэтому снисходительно смотрят со своих высот на её проделки.

А сколько небесных явлений мы увидели за первые годы! Мы наблюдали полное лунное затмение в пятницу тринадцатого числа, мы видели северное сияние в наших отнюдь не заполярных широтах, мы лицезрели удивительные гало вокруг солнца и луны, про радугу я уже не говорю, даже про двойную и тройную! А сколько невероятных по красоте закатов мы проводили и потрясающих рассветов встретили! Как недолго, но мощно светится закатное небо зимой в морозы, и как удивительно оно наливается, набухает светом ранним летним утром! И всю эту красоту подарило нам небо-небушко. Оно и дальше щедро одаривало бы нас, но на нашу беду, до нас добралась цивилизация.

Она пришла к нам с грохотом строительной техники, со всепроникающей пылью летом и непролазной грязью осенью и весной, с горами неперерабатываемого мусора. Она пришла к нам с какой-то необъяснимой ненавистью к живому, зелёному и нежному. Она прогнала с насиженных мест живность, она спилила деревья и кусты, содрала дёрн, намертво законопатила родничок, может быть столетьями бивший в соседней рощице, а потом свела и саму рощицу. И вот к небу потянулись стандартные и чуть подновлённые коробки многоэтажных домов. Землю вокруг них закатали в асфальт и засыпали щебнем. Потом кое-где бросили торфу, посеяли травку и посадили чахлые деревца, но им не дали прижиться: всё междомовое пространство нагло захватили автомобили и подмяли под свои рифлёные колёса. Всё, что выжило в катаклизме и могло самостоятельно передвигаться, поднялось и навсегда ушло из этих мест. Смолкли жаворонки и чибисы, больше не слышно ржания коней и мычания коров. Теперь из четвероногой живности только многочисленные выгуливаемые собаки оставляют свои вонючие кучки вдоль дорожек, а зимой омерзительные жёлтые пятна и мазки около деревьев и на сугробах.

Многоэтажки и цивилизация подбирались всё ближе и ближе. И вот они выросли рядом с нашими домами. С ними пришло какое-то безумное ночное освещение. На стены под самую крышу повесили невероятной силы прожектора, которые заливают округу ярчайшим светом, во дворах и по улицам всю ночь слепят глаза многочисленные фонари. Кому они освещают дорогу? Загулявшим тусовщикам? Да хрен-то с ними, пусть пробираются домой в темноте, чего на них тратиться. Вообще, ночью положено спать, а не шляться. Я не представляю, какой толщины нужно иметь шторы, чтобы приглушить этот шальной свет, ломящийся в спальни с улицы. Но главное, погасло небо. Сегодня над нашими головами, такие же мёртвые небеса, как и над всем ярко освещённым «цивилизованным» миром. Я не вижу звёзд, они растворились в этом ненужном свечении. Я не вижу луны, её закрывают стенки вплотную стоящих зданий. Раньше мы, если хотели, прослеживали весь суточный путь ночного светила, ничего не мешало. А сегодня летняя низковисящая луна скрыта от меня навсегда, даже повыть с тоски не на что! У меня украли солнце! Сентябрь ещё только подходит к своей середине, а солнце уже прячется за крышу дома напротив. Значит, зимой я не увижу привычных закатов. Господи, даже чтобы увидеть облака приходится задирать голову, потому что перспектива дальняя и близкая наглухо перекрыта.

Эта, так называемая цивилизация, отобрала у меня и таких как я огромный кусок жизненной радости. Она убила небеса. Она отделила меня от Славы Божьей, которую я мог лицезреть, которой мог восхищаться, перед которой мог благоговеть, всматриваясь невооружённым взглядом в бездну мироздания прямо над головой. И чем отделила-то – хрупкой эфемерной скорлупой, состоящей из зыбких стен и искусственного бессмысленного света, но ведь отделила же!

Печально всё это, братцы. А сколько ещё мы теряем, размениваем на, так называемые, блага цивилизации. Может, поэтому мы такие слабые, безвольные, болезненные, разобщённые, что от Земли-матушки нас отделяют неэлектропроводные асфальт и плитка, от травы и деревьев – туши домов, от солнышка, месяца, звёзд – скорлупка над головами. И кто знает, во сколько таких скорлупок нас уже поместили или поместят в ближайшее время. Не слишком ли высокую цену мы платим за центральное отопление, интернет и ночные клубы? Не превратятся ли со временем хрупкие скорлупки в непробиваемые тюремные стены, сквозь которые будет уже не докричаться о спасении тел и, главное – душ.

 

 

Александр Щербин

Братство казаков 'Терек'