Спаси ребенка...

 

 

Есть такие общественные темы, о которых не то, что говорить – думать противно, настолько они мерзки и завязли в зубах. Чуть не весь прошлый год полоскали тему нескольких свихнувшихся стерв под общим именем – прошмандовки. Прошмандовки – это в переводе на нормальный язык и очень деликатно. Уже блевать тянуло от одного упоминания о них. Чуть постихла либеральная кодла, как под занавес года грянул закон об усыновлении. И как тут переполошилась вся эта либерасня оппозиционная! Засуетились, засучили ножками, заголосили дурными голосами: «Караул! Свободы отбирають! Детишков забижають! Счастья-радости лишають!». И пошло-поехало… Носятся, как крысы с подпаленным хвостом, и верещат, верещат.

А чего, собственно, верещат-то? Ну, было время, когда они пропихнули темочку с этим пресловутым усыновлением. Ну, попользовались и будя! Эти сироты, они что, собственность всех этих озабоченных что ли? Так ведь нет. Формально они ничья собственность. Вот они под шумок их и прихватизировали, как и многое другое, бизнесок нехилый наладили, рынок просчитали (под 4 млрд. зелёных! не хило, да!?), денежки будущие поделили. А тут – бац!—и бизнес им подрезали. Всё это прекрасно уже известно. Обо всём сказано. Уже порядочные люди успели порадоваться, что многие скрытые агенты влияния маски сбросили и предстали в своём истинном обличье. Так уймитесь, хотя бы из чувства самосохранения. Но ведь нет. Прут и прут. Что-то или кто-то гонит их, нахлёстывает их какой-то закулисный хозяин. Они уже всех достали, всем опротивели своим скулежом, а он их в спины тычет – давайте кричите, пишите, митингуйте.

Вот Патриарх Кирилл говорит, что Церковь могла бы взять на воспитание гораздо больше детей, чем сегодня, но не дают. Под негласным лозунгом «Не дадим детей попам». Вот как! Значит за три моря можно отдать, пидорам можно отдать, можно русских детей отдать на Северный Кавказ, как на полном серьёзе предлагал один депутат, а попам нельзя. Эдак нам, русским, законодательно запретят в младенчестве крестить наших ребятишек. А мало ли что может в будущем случиться: родители могут умереть, ЮЮ может отнять ребёнка. Встанет вопрос о его дальнейшей, несомненно, счастливой судьбе, а он православный, непорядок. Значит, «доступ к нему потеряют» иудеи, мусульмане, католики, протестанты, сатанисты, ламаисты и пр. Бизнес от произвола родителей страдать не должен, поэтому религию ребёнку определят тогда. когда он будет продан усыновителям. Думаете фантастика? А давно ли фантастикой казались «браки» между педиками? А сегодня они уже настолько оборзели, что требуют себе в свои «семьи», а попросту говоря, содомитские ячейки детей. Когда здоровая Россия возмущается этим, наша либерасня подымает гвалт о дикости и дремучести русских. Что-то они запоют теперь, когда передовая во всех отношениях Франция протестует против введения однополых браков и наделения голубых и розовых правом усыновления! Может наш новый соотечественничек Жерар Депардье растолкует нам по свежей памяти загадку французской души, а заодно и неправильность введения прогрессивной шкалы налогообложения доходов.

Вообще доводы радетелей за американских усыновителей тошнотворны, потому что густо замешаны всё на том же пресловутом бабле. Судьба собственно детей, как бы они не маскировались, волнует их не больше, чем волновала начинающего маньяка Алексея Кабанова судьба пропавшей жены-журналистки им же, как выяснилось, и задушенной. Тот также лил крокодиловы слёзы в Интернете и в телевизоре, в то же время под шумок расчленяя труп и вывозя его по частям на свалку. И всё незаметно, чтобы не травмировать троих ребятишек, один из которых, кстати, приёмыш. Это же просто верх гуманизма по отношению к детям. Такого папу нужно ставить в пример! Можно для подобной ситуации и либеральную формулу вывести – убивая мать, заботься о психическом здоровье детей. Всё для них, милых крошек.

Как ни гадка вся эта возня вокруг закона «Димы Яковлева», она заставляет нас о многом задуматься, на многое взглянуть по-другому. Что касается оппозиции, там всё ясно как белый день или, если хотите, темно, как чёрная ночь. С нами, нормальными людьми, не всё ясно. Неужели у русских сегодня так много детей, что себе хватает, да ещё можно, простите за цинизм, и на экспорт поставлять? Если да, то почему русских становится на миллион меньше каждый год? Неужели мы сегодня так плохо живём, что всей страной не в состоянии поднять пусть даже несколько сотен тысяч сирот? В истории России были случаи, когда матери, чтобы уберечь своих детей от голодной смерти, сами отдавали их любому, кто брался их элементарно кормить. Это было тогда, когда либеральный царь Борис Годунов неурядицами, болезнями и голодом ополовинил население страны. Но даже тогда русскими детьми не торговали. Тогда голодало 99% народа России. Разве сегодня ситуация настолько же ужасна? Ведь нет же. Как бы мы не плакались, но подавляющее большинство в состоянии нормально кормиться. Значит, дело не в голоде. Тогда в чём? После окончания Великой Отечественной войны ситуация была тяжелейшей: огромные потери трудоспособных мужчин, разруха и снова практически голод. Но никому и в голову не приходило продать советских детей в благополучные страны. Скажете, спроса не было. Да хоть бы толпы стояли и умоляли – продайте, ни одного не получили бы. Зная характер своей бабки Александры Даниловны, в одиночку поднимавшей четверых, представляю, что бы услышали от неё, предложившие усыновить её детишек для улучшения их жизни. «Пуси райот» рыдали бы от зависти, услышь они ту тираду. Это вам не в храме обезьянничать.

Тема усыновления русских детей на сторону должна быть для русских закрыта раз и навсегда. Все, кто ратуют за это, должны считаться врагами, пусть даже это будет артист Хабенский. Дети России – это будущее России. И только России.


Александр Щербин