Полевой слёт "Сокол-2013"

Приглашение на Масленицу

Пока живет традиция

Праздник Александра Невского

Глядя в глаза

Подготовка к стенке

Пересвет и Ослябя

Анатолий Лебедь Герой России

Беседы с монахом

О Беларуси с любовью

 

Может ли сын плохо отозваться о своей матери? Если он не моральный урод – никогда. Какой бы ни была мать, для сына она всегда будет роднейшим человеком – мамой, матушкой, мамулей. А может ли нравственно здоровый человек грязно поносить свою Родину-мать? Тоже нет. Вот и я, сын белорусской земли, могу написать о своей исторической Родине только так, с любовью и нежностью. И не ждите от моих заметок холодной рассудительности и прагматичной объективности. Я люблю и знаю эту землю, так же как люблю и знаю Россию, в которой живу уже больше тридцати лет. Поэтому буду ли я говорить и писать о России, буду ли о Беларуси, я буду сугубо субъективен в оценках, ибо любовь достоинства увеличит, а недостатки сделает предметом доброжелательного сожаления и боли, но не насмешки и злопыхательства. Когда-то мы под напевы всевозможных жванецких и галичей бездумно глумились над своей Великой Родиной – СССР – и профукали её. Сегодня следующее поколение гаеров-пересмешников настойчиво и цинично заставляет нас ржать над Россией и Беларусью. Осторожно, братцы! Разве вы не слышите за хохотом скрежета стальных пил, подпиливающих устои, на которых держаться наши державы? Не слышите? Так прислушайтесь. Расслышали? То-то и оно. А теперь подумайте – спроста ли это. А пока вы думаете, я вам подброшу материала по Беларуси, материал свежайший, т. к. автор буквально на днях вернулся из поездки по родной земле. Проехал и прошёл её всю с востока на запад и обратно.


Лучше хороший сосед, чем плохой родственник.

Когда человек поселяется в дом, ему желают обрести добрых соседей. Люди понимают, как важно жить в дружбе и согласии с соседями. Тоже самое касается и народов. Любой нормальный народ ищет добрососедства и взаимопонимания с граничными народами. От этого зависит и его безопасность, и благополучие, и развитие, и многое другое. У русских два ближайших родственника на планете, это украинцы и белорусы. Они же и ближайшие соседи. Но вот с украинцами отношения как-то не задались. А с белорусами серьёзных проблем нет. В чём же дело? Возможно, экскурс в историю поможет нам кое-что прояснить.


Чуть-чуть истории.

Русские, украинцы и белорусы – близкородственные восточнославянские народы. Но уже в самом начале своей истории они были разными, так как складывались из различных племенных союзов и на разных этнических субстратах. Русская нация складывалась преимущественно из ильменских словен (славян), восточных кривичей, северян и вятичей, севших на финно-угорский субстрат. Украинцы сложились из полян, частично северян, волынян (дулебов), древлян, белых хорватов, уличей, тиверцев, укоренившихся на тюрско-скифском субстрате. Белорусы потомки западных или поднепровских и подвинских кривичей, дреговичей (дроговичей) и радимичей, обосновавшихся на балтском субстрате. Первыми и крупнейшими политическими центрами этих нарождающихся народов были соответственно Новгород, Киев и Полоцк (Полацак). Между этими центрами и повелась борьба за контроль над древним торговым путём «Из варяг в греки». Полоцк вначале завладел одним из важнейших ответвлений этого пути по Западной Двине (на которой он собственно и расположен), а затем последовательно продвигался к овладению частью днепровского пути. Этапы этого процесса прослеживаются по городам, которые летописи называют полоцкими посадами. Это, прежде всего, Витебск выше по течению Двины и, значит, ближе к Днепру. Затем это Смоленск (Смолиньск) и Орша (Рша, Ворша) уже непосредственно на Днепре. Полоцк по оценкам ряда историков раньше всех остальных древнерусских княжеств обзавёлся собственной княжеской династией. Во всяком случае, когда Владимир Святославич убил полоцкого князя Рогволда (Рогволода) и его сыновей, в летописях нет указаний на то, что они были из рода Рюриковичей. Дочка Рогволода Рогнеда (Рогнедь, Рагнедзь), насильно взятая Владимиром в жёны, сумела воспитать из старшего сына Изяслава полоцкого патриота и фактически восстановила полоцкую династию. Дальнейшая история Полоцкой земли это постоянная борьба с соседями за расширение территории и удержание завоёванного. Таким образом, центр будущей белорусской народности стоял особняком среди других древнерусских земель и проводил свою собственную политику вплоть до вхождения в состав Великого княжества Литовского в конце XIII столетия. Далее белорусские земли становятся ядром зарождающегося Княжества Литовского со столицей в Новогородке (сегодняшний районный центр Гродненской области – Новогрудок). Если вы услышите другие версии, знайте – это полная чушь. Первый Великий князь Литовский Миндовг ни секунды не правил, ни в Вильнюсе, который и Вильнюсом-то стал только в 1940 году, ни в Каунасе, которого тогда просто не было. Его столицей был белорусский Новогородок, и только через семьдесят лет в 1320-е годы Гедимин перенёс столицу княжества в Вильну (Вильню).

Если Полоцк, рано обособившись, не претендовал на первенство в Древней Руси, то Киев и Новгород всю раннюю историю бились за это первенство. В какой-то момент Киев одержал победу в этом противостоянии, и историки раннефеодальное государство задним числом назвали Киевской Русью. Но первенствовать долго Киеву не пришлось. Его закат стремительно приближался, а на северо-востоке и на западе восходили звёзды двух мощных славянских государств: Руси Московской и Руси Литовской. Противостояние именно этих держав и их союзников в XIII – XVI веках решало судьбу Восточно-Европейской равнины и народов её населявших.

Уже в XIX веке украинские историки начали доказывать, что наследницей Древней Руси является именно Украина, а не Россия. Похоже, что это малозначительное сегодня обстоятельство крепко засело в украинских самостийницких головах. И оно же является одной из главных причин исторической ревности Украины к России. А у белорусов в этом смысле с головой всё в порядке.


Союзное государство.

Судя по высказываниям белорусских лидеров, в Беларуси (кстати, в отличие от украинцев белорусы не болеют комплексом неполноценности, и не стали древнее определение «на Беларуci», «на Беларусь» переделывать в убогий неологизм «у Беларусi», «у Беларусь») со всей серьёзностью относятся к союзу с Россией. А основную беду союзного государства видят в том, что российский воровской «капитал» через механизмы этого государства хотел бы за понюх табаку заполучить белорусскую индустрию и сделать с нею то же самое, что сделано с российской. Поэтому в Беларуси с настороженностью воспринимают любые предложения по ограничению суверенитета в рамках союзного государства, хотя в то же время охотно идут на укрепление системы коллективной безопасности и создание единого экономического пространства с Россией, Казахстаном и другими заинтересованными сторонами из числа бывших Союзных республик.


Беларусь, как военный союзник.

Те, кто пользуется общественным транспортом в час пик, прекрасно знают каково это быть зажатым между недружелюбными соседями. Беларусь граничит с пятью государствами, и три из них – Польшу, Литву и Латвию – едва ли возможно назвать дружелюбными. Если Украина паче чаяния докобенится до вступления в НАТО, то у Беларуси остаётся только одна отдушина: на восток, там, где Россия. Сгложут либерасты Россию и всё, Беларусь в мышеловке. Территория Беларуси невелика, всего двести семь тысяч квадратных километров, но на неё зарятся практически все соседи. Поляки называют Беларусь не иначе как крэсами всходними, т.е. восточными территориями. Аппетиты этой «гиены Европы» (эта беспощадная, но очень меткая характеристика дана Польше У.Черчиллем) также распространяются и на Виленский край Литвы, и на Львовщину, и даже на Смоленскую область России (то-то они туда зачастили на самом высоком уровне, небось присматривают будущие имения). Литовцы, базируясь на формальном подходе к названию средневекового государства Великое княжество Литовское, считают белорусские земли своими. Латыши не прочь ухватить чего-нибудь в Витебской области. Даже украинцы с вожделением поглядывают на Западное Полесье с городами Пинском и Брестом.

Это с одной стороны. А с другой, взгляните на карту. Беларусь клином входит в нежное натовское тело. Да это же непотопляемый авианосец, подогнанный к самым берегам противника, причём, в отличие от ещё одной русской занозы – Калининградской области – снабжаемый по суше. С белорусского плацдарма Варшаву и Вильнюс – столицы юных членов НАТО – можно разгромить чуть ли не полковой артиллерией. А что такое сто пятьдесят километров по прямой до столицы возможного нового натовца Украины – Киева?.. Пока Беларусь союзник России натовским ракетам, размещённым в Польше, придётся лететь лишние семьсот километров до Смоленска и почти тысячу до Москвы, а русским ракетам возмездия на тысячу километров ближе до территории противника. (Когда в 2007 году Россия передала Беларуси для размещения на западных границах всего четыре дивизиона систем С-300, глубина поражения в западном направлении увеличилась на 150 км., а глубина слежения на 400.) Белорусские Вооружённые силы разделены на два командования – Западное и Северо-Западное, то есть, развёрнуты в сторону НАТО. Запад это Польша, северо-запад – Литва и Латвия. Понимает руководство Беларуси своё стратегическое значение для союзника России? Безусловно. И не раз и не два Лукашенко публично об этом высказывался, а при закрытых встречах с российским руководством, уверен, эта тема не сходит с повестки дня.

Когда передвигаешься по территории Беларуси, везде видно присутствие армии. Знаменитые танковые полигоны в Печах под Борисовом продолжают функционировать на полную мощь. Представляю, сколько бывших танкистов заностальгировали по ушедшим временам прочитав это название – Печи. С ними может поспорить разве что «Десна», но это уже под Киевом на Украине. Находясь в районе Орши, за четверть часа я насчитал шесть следов инверсии в небе. И их оставляли совсем не гражданские самолёты, уж поверьте, человеку, с детства наблюдавшему под Щучином советские истребители в полёте. А лётчикам старшего поколения много скажет название Балбасово. Значит, летают белорусские пилоты, готовятся. Но армия, похоже, ушла из городов, потому, что не видно военных патрулей, ранее постоянно мелькавших перед глазами. Могу свидетельствовать по своему родному Гродно: части, в своё время обильно расквартированные в самом центре города, исчезли, но окраинные части остались. Зная цинизм западных генералов, понимаешь, что такое решение единственно правильное. Те под маркой уничтожения военных объектов запросто бомбят и уничтожают гражданские кварталы. Это у них ещё со второй мировой, когда Дрезден и Гамбург с лица Земли стирали, тянется.

Беларусь не тот союзник, который проедает получаемые пайковые и мечтает продаться кому-то подороже. Здесь крепко понимают, что без России вся мощь белорусской армии ничто. Белорусские Вооружённые Силы это максимум одна полноценная общевойсковая армия (общая численность штатных Вооружённых сил Республики Беларусь едва превышает 60 000 человек), а значит, воевать самостоятельно является самоубийством. Трезвый расчёт, не последнюю роль в котором играют этническая, историческая, хозяйственная, религиозная и эмоциональная близость белорусов с русскими, побуждает белорусов честно выполнять союзнические обязательства.


Беларусь, как экономический партнёр.

В советские времена БССР являлась своеобразным общесоюзным сборочным цехом. Относительная бедность природных ресурсов – в недрах Беларуси нет ни угля, ни металлов, ни серьёзных залежей нефти и газа – не позволяет создавать на Беларуси энерго- и ресурсоёмкие производства, кроме производства калийных удобрений (по некоторым оценкам запасы белорусских калийных солей самые крупные в мире, на втором месте идёт Канада). Поэтому белорусские предприятия были ориентированы на выпуск конечной продукции и комплектующих. Советская Белоруссия производила, пожалуй, весь спектр промышленных товаров, за исключением разве что танков, самолётов, ракет и легковых автомобилей. На сегодняшний день практически вся эта инфраструктура белорусами сохранена и плодотворно работает. По крайней мере, лозунг «Купляйце беларускае!» означает покупку товаров действительно произведённых на территории Беларуси, а не приобретение перепродаваемых китайских изделий. Беларусь и сегодня готова выпускать конечный продукт для России в рамках союза с нею. И если этого не происходит, то это свидетельство недальновидности, а скорее подчинённости чужим интересам нынешнего руководства России.

Правительство Беларуси не бросило своих производителей один на один с беспощадным и хитрющим рынком. Государство железной рукой правит в белорусской экономике, поощряя и всемерно поддерживая общественнозначимые производства и намеренно сдерживая рост спекулятивных непроизводственных отраслей. Именно за это и ни за что другое экономическая политика Лукашенко подвергается столь беспрецедентной критике со стороны либералов.

Торговый сектор в Беларуси является по преимуществу частным, но обложен суровыми налогами, что с одной стороны не даёт возможности извлекать из него баснословные прибыли, а с другой позволяет государству изымать серьёзные деньги на поддержку и развитие других секторов экономики. Вот здесь, как ни крути, действия властей предержащих являют собой пример государственной мудрости. Смотрите, во-первых, невозможность извлекать непропорционально большие доходы из торговли естественным образом отталкивает от Беларуси инородческий элемент, главным образом стремящийся именно торговать, и в белорусской торговле до сих пор первую скрипку продолжают играть именно белорусы, а «гости с Юга» не имеют экономического смысла массово закрепляться на белорусской земле. Во-вторых, имущественное расслоение в белорусском обществе не так катастрофично как в России, и идёт гораздо медленнее. В третьих, отсутствие на руках у торговцев огромных спекулятивных денег лишает их возможности финансово поддерживать прозападную либеральную оппозицию. Та вынуждена существовать на подачки Запада и антигосударственных кругов России. В данном случае каналы финансирования гораздо легче перекрывать, что белорусские спецслужбы и делают. Таким образом, без массовых посадок, репрессий, расстрелов действуя, так сказать, на дальних подступах оппозицию удаётся удерживать в разумных рамках. Деньги для неё – всё! На Беларуси хватает своей продажной сволочи, за деньги готовой продать и мать родную. В-четвёртых, жёсткое изъятие фискальными органами свободных денег из торговли капитально подавляет взяткодательство и взяткополучательство в стране. При всём при том торговля в Беларуси цветёт и вянуть явно не собирается.

Активное участие государства в экономической жизни позволяет Беларуси при отсутствии дурных денег от продажи углеводородов значительно опережать Россию по темпам строительства и реконструкции автодорог. За последние годы несколько сотен миллионов долларов вложены в реконструкцию двух крупнейших нефтеперерабатывающих комбинатов – Мозырского и Новополоцкого. Глубина переработки нефти на этих предприятиях теперь достигла 98%, что соответствует самым передовым мировым стандартам, они выпускают нефтепродукты самых последних марок стандарта «Евро». Не имея возможности закупать в больших масштабах современную военную технику, на своих военных заводах белорусы доводят устаревающие модели до уровня современных. Так основу танкового парка белорусской армии составляют машины Т-72Б, их почти полторы тысячи, есть ещё три десятка Т-55 и почти сотня Т-80Б. На танкоремонтных заводах Т-72 дотягивают до уровня Т-80, а Т-80 до уровня новейших разработок. У Индии Беларусь приобретает два десятка самолётов Су-30К и на авиаремонтном заводе в Барановичах дорабатывает их до Су-30КН. В белорусских НИИ разработали собственный БТР, и он уже выпускается.

Принудив литовцев закрыть Игналинскую АЭС, Запад нанёс серьёзный энергетический удар и по Беларуси, получавшей изрядную долю электричества из Литвы. Но страна выстояла. Сейчас развёрнуто строительство небольших гидроэлектростанций на белорусских реках, в частности, в этом году заработала такая электростанция на Нёмане. Несмотря на поддерживаемую радиофобию, Лукашенко намерен построить собственную АЭС. Площадка для строительства уже выделена.

Как и в России в девяностые годы из-за отсутствия хлопкового сырья из Средней Азии серьёзно пострадала ткацкая промышленность Беларуси. Экономический обвал не пощадил суконную и прядильную отрасли. Но удалось сберечь льнопрядильные предприятия.

Беларусь традиционно выпускает практически весь спектр строительных и отделочных материалов. Вот тут белорусские недра необычайно богаты. Имеются различные глины (кирпич и цемент для знаменитой Брестской крепости изготавливали местные предприятия из местного сырья), пески для производства стекла и хрусталя, мел, известь, строительный камень, гравий, природные пигменты для красок и т.д. Не хочу хвалиться, но пенобетон, ставший в последнее время очень модным строительным материалом в России, на Беларуси широко известен ещё с конца 70-х. Была и остаётся сильной лесная и деревообрабатывающая отрасль белорусской промышленности. Вообще Лукашенко очень не любит вывозить сырьё, прекрасно понимая, что при этом страна теряет огромные деньги и рабочие места. Независимые источники утверждают, что остатки радиоэлектронной промышленности СССР функционируют только в России и Беларуси. Не так давно вычитал я такое утверждение, что по промышленному потенциалу десятимиллионная Беларусь мощнее сорокамиллионной Польши. Вот, ей Богу, верю.

Сельское хозяйство Беларуси это разговор особый. Страна сегодня полностью обеспечивает себя продуктами питания и сырьём для спиртовой, пивоварененной, сахарной, кожевенной, льнопрядильной, камвольной, пищевой промышленности. Импортных продуктов в белорусских магазинах вы практически не встретите, разве что какие-нибудь чипсы да колу для распальцованных придурков. Все предприятия сельхозмашин сохранены и продолжают в полном объёме снабжать сельских тружеников тракторами, комбайнами и другой техникой. Западная техника приобретается только в крайних случаях, и то, похоже, больше для того, чтобы скопировать (научились у китайцев). Качество молочных продуктов пока не упало, колбас тоже. А от чёрного хлеба, братцы, я просто угораю. Его по стране выпекают множество сортов от светло-коричневого до практически чёрного и все хороши. Берёшь в руки овальный 800-граммовый «бохан» и душа радуется! А белорусские кровяные колбасы, а зельцы, а сальтисоны!.. Ой, не могу! Держите меня четверо! Но всё это дорожает и дорожает. Опускают Беларусь цинично и беспощадно. И это не смотря на её незаживающую рану:


Чернобыль – ползучий Холокост.

Помните, я говорил, что белорусское сельское хозяйство это особый разговор? Так вот именно по этой причине этот разговор особый. В 1986 году Беларусь получила львиную долю всех радиоактивных выпадений после взрыва реактора на Чернобыльской АЭС, по отдельным категориям до 80%! До 90% белорусской территории получили ту или иную степень заражения. «Чистыми» остались только некоторые районы Гродненщины и Витебщины, наиболее удалённые от места событий. По горячим следам предлагалось до 2/5 территории Беларуси залесить, предварительно выселив оттуда людей, и не заходить туда лет триста. Я помню как народ, поддавшись искусно раздуваемой истерии, ходил по рынкам и магазинам с дозиметрами и тыкал ими во все продукты. Самое главное, что не препараты против лучевой болезни, не технологии очистки, а дозиметры тысячами штук попёрли доброхоты на Беларусь с Запада. В то время пресса с ужасом писала о стремительном распространении радиации, в народе распространяли слухи, что спиртное вымывает нуклиды, и люди пили как лошади, не смотря на горбачёвскую борьбу с пьянством. Пошли разговоры, что белорусам пора просить себе какой-либо иной земли для проживания, как евреям. К слову сказать, евреи за короткий период конца 80-х начала 90-х массово уехали из Беларуси.

Но вот в 1994 году президентом стал А.Г.Лукашенко. И истерия куда-то ушла. Белорусы остались на родной земле. Но последствия Чернобыля ведь никуда не делись! И когда сегодняшние доброхоты на Западе и в России ругают Лукашенко за «неправильную» экономику, хочется крикнуть: «Что ж вы, гады, делаете! Разве можно так поступать с народом, живущим на отравленной земле! Разве можно такой народ отдать на ограбление и порабощение рынком! Где же ваше хвалёное человеколюбие?!» У Лукашенко и Беларуси нет другого выхода, как иметь ярко выраженную социальную модель государства и экономики. Без этого белорусам как народу полный каюк максимум за два поколения. Чего далеко ходить за примерами, у меня за последние десять лет из доброго десятка умерших родных и близких на Беларуси лишь двоюродная бабка умерла от старости в 89 лет, все (все!) остальные скончались от рака. Два брата умерли, один не дожив до пятидесяти, второй не дожив до сорока. И я такой не один, я типичный пример. Я имею полное право ненавидеть белорусских либералов, всеми силами тянущих белорусов в радиоактивную пропасть. И я имею право ненавидеть тех на Западе и Востоке, кто пытается разрушить сегодняшнее положение вещей на Беларуси, а значит поставить белорусский народ на одну доску с теми, кто живёт в заведомо лучших условиях, и тем самым уничтожить его. Вот он, звериный оскал либерализма, никакие особые условия не останавливают его гнусного стремления причесать всех под одну глобальную гребёнку. Он (либерализм) цинично пускает слезу по шести (?) миллионам евреев, убитых во вторую мировую войну, и тут же готов десяти миллионам белорусов хладнокровно устроить ядерный Холокост. Мало ему тех двух с половиной миллионов граждан БССР, достоверно уничтоженных нацистами, ему подавай все оставшиеся десять миллионов.

А Лукашенко только за то, что он до сих пор борется можно ставить памятник. Он ведь не просто борется, он одолевает. Как он с белорусами умудряется не только сохранять сельхозугодья, но и наращивать площади, как они умудряются кормить десять миллионов чистыми продуктами, да ещё и экспортировать продукты, я не знаю. Но умудряются же! Видно всё же мы, славяне, особенный народ. Есть в нас какой-то непереломимый стержень.

Продолжение следует…


Александр Щербин



В начало

Братство казаков 'Терек'