Полевой слёт "Сокол-2013"

Приглашение на Масленицу

Пока живет традиция

Праздник Александра Невского

Глядя в глаза

Подготовка к стенке

Пересвет и Ослябя

Анатолий Лебедь Герой России

Беседы с монахом

Обиженные Православием

 

И всё-таки беспрецедентное давление на Русскую Православную Церковь приносит свои ядовитые плоды. Определённая часть формально православных, особенно из тех, кто регулярно смотрит телевизор и читает массовую жёлтую прессу, но крайне нерегулярно посещает церковные службы, исповедуется и причащается, зашаталась. Неустойчивость религиозных убеждений, нежелание и неумение проверять и перепроверять получаемую информацию, отсутствие глубоких познаний в христианском учении, некритичное отношение к себе любимому и к своим поступкам делают таких «православных» пособниками антицерковных сил. И как ни странно, при всём при этом они ещё и обиженными себя считают.

Очевидно, что чем глубже человек погружается в соблазны нынешнего века, тем дальше он отходит от Божественных заповедей. Причина этого проста и даже банальна: нынешний век строится как раз на отрицании Бога. И одним из столпов современного мироустройства является непомерная гордыня, которой заражаются и народы, и отдельные личности. И чем больше человеки заражаются гордыней, многостяжанием, корыстолюбием, сребролюбием, блудом, чревоугодничеством, тем менее понятна им Церковь, прямо и недвусмысленно именующая всё вышеперечисленное тяжкими и даже смертными грехами. И когда подобная личность с ворохом непризнаваемых грехов во главе с гордыней всё-таки по какой-либо нужде приходит в церковь, то сталкивается с совершенно чуждым миром. Та же гордыня заставляет такого человека мерить Церковь мирским сугубо либеральным аршином, он по известной причине напрочь забывает основополагающий принцип, гласящий: «В чужой монастырь со своим уставом не ходят!». И возникают конфликты, при которых всё та же гордыня заставляет человека считать себя пострадавшей стороной. Причины и формы таких конфликтов между пришедшим в церковь и Церковью весьма разнообразны. Но мы попытались описать некоторые обиды тех, кто, как они считают, «пострадал» от Православной Церкви.

В последнее время в общество вброшена тема взимания платы за церковные требы. Либерализованные православные и с особым сладострастием иноверцы и атеисты колют в глаза священству прейскурантами, зачастую вывешенными в храмах, где указаны цены за проведение обрядов и таинств. Считается, что Церковь таким образом нарушает собственные древние принципы, по которым обряды проводятся бесплатно, и ступила на путь коммерциализации. Разумеется, все критикующие считают себя пострадавшими от такой «монетизации» церковных таинств. Вал критических воплей достиг такой высоты, что в иных храмах убрали прейскуранты с видных мест, в иных плату стыдливо назвали добровольным жертвованием. Священники вынуждены объясняться с распоясавшимися критиканами, но их, прямо скажем, трезвые толкования тонут в дружном хоре голосов, тех, кто слушает только себя. Мы, как твёрдые верующие, считаем своим долгом со всей определённостью высказаться по данному вопросу.

Действительно, за требы в церкви платить не принято, но это только в том случае, когда все, подчёркиваю, все православные вносят десять процентов от всех своих доходов в фонд конкретного прихода. Так было установлено ещё на заре существования христианства. Напомним, что в апостольские времена подход был ещё жёстче: тогда в фонд общины христиане отдавали всё своё имущество и все доходы без исключения. Платит ли кто из критикующих церковную десятину? Уверен – нет. Тогда будьте любезны, оплачивайте конкретные требы. И не жмитесь. У каждого прихода весьма серьёзные статьи расходов. Тут и содержание храма, тут и пропитание служащих в данном храме, их жён и детей, тут и воскресные школы, тут и благотворительность и масса чего ещё. Скажу честно, с удовлетворением бы увидел в храме плакатик со следующим текстом – Православный, не вносишь церковную десятину – плати за требы. Понятно, что Церковь не пойдёт на такие радикальные меры. Так пусть каждый, считающий себя православным, повесит такой плакатик у себя в голове. Тогда и обиженных будет гораздо меньше.

Если обвинения Церкви в коммерциализации ещё нужно доказать, то попытки навязать ей именно коммерческие отношения со стороны иных «православных», что называется, налицо. Пару-тройку лет назад произошёл весьма показательный случай: некто заказал и оплатил проведение, если я не ошибаюсь, обряда крещения. Некто остался недоволен, как он выразился, качеством оказанной услуги (?) и подал в суд на возмещение своих трат. Нельзя исключать и того, что это была заведомая провокация против Церкви. Тем не менее, тот случай возбудил дискуссию, где основным вопросом было – являются ли оплаченные обряды церковной услугой? Либерально настроенная общественность однозначно требовала не делать для Церкви никакого исключения, и всё, за что платится, услугой признать. Слава Богу, суд внял аргументам православных и отказал истцу в удовлетворении его притязаний. Таким образом, не был создан судебный прецедент, благодаря которому Церковь помимо её воли встраивалась в рыночные отношения. Помнится, на заявителя тогда не подействовали доводы священников, что все обряды проводятся по однажды установленным канонам и меняться по желанию «заказчика» не могут. До него так и не дошло, что не туда он явился со своей мошной. Он так и остался обиженным Православием. А с ним и множество ему подобных, воспринимающих Церковь в качестве некоего сервисного бюро, где заплатил и получил услуги по высшему разряду. И вот когда тот случай не прошёл, пошла волна по поводу плат за требы.

Похоже, что Православная Церковь, может наносить тяжкие обиды уже только одним своим существованием, а также исполнением своих собственных правил, многие из которых, заметьте, установлены ещё самим Христом и Его апостолами. Для примера приведу два случая со своими знакомыми. Одна дама, ведущая весьма беспорядочную половую жизнь, в трудную жизненную годину решила обратиться к Церкви. Разузнав у знакомых, что и как нужно делать – дама, несмотря на уже совсем небальзаковский возраст, ни разу не исповедовалась и не причащалась – отправилась в храм. На исповеди, что делает ей честь, она поведала священнику о своих многочисленных амурных похождениях. Естественно, священник после таких рассказов не допустил её до причастия и наложил епитимью. А что же наша дама? она опрометью выскочила из церкви, а знакомым с возмущением заявила, что ноги её больше в храме не будет. Она, видите ли, как честный человек всё попу выложила, а он, нехороший, так некрасиво с ней обошёлся.

Другой случай в том же ключе. Молодые родители решили покрестить своего первенца. Отец, сам ещё юных лет, в качестве крёстного позвал своего младшего брата, и втроём они отправились в церковь на предварительный разговор со священником. Происходившее в храме мы знаем только с их слов. Выходило так, что сначала священник рассказал ребятам о том, что нужно совершить перед таинством крещения (судя по всему, родители и предполагаемый крёстный до данного момента числились в формальных православных), а потом поинтересовался тем, кто будет крёстными родителями. Когда ему указали на младшего брата, поп, по словам родителей, устроил ему форменный допрос с пристрастием, интересуясь, знает ли тот какие-либо молитвы и пр. А когда выяснилось, что у будущего крёстного в том месте в голове, где должна находиться церковная информация, сплошная пустота, поп высказался в том духе, что, мол, какой из него крёстный отец. С этого момента поп сделался, мало сказать, несимпатичным, слова его стали казаться грубыми, манеры неприятными и даже вызывающими, зацепки мелочными. В общем, молодые люди покинули церковь неудовлетворёнными и даже обиженными и с настроением больше никогда туда не ходить.

Что же объединяет эти два случая? Общее у них то, что люди, идущие в храм, с одной стороны были полными пробками в вопросах церковной жизни, а с другой принесли с собой весь свой апломб (гордыню). Они были вполне уверены, что Церковь должна им уже по одному факту их обращения к ней. Они пришли такие довольные собой и считали, что их должны «облизать» по высшему разряду. Встречаясь в жизни и разговаривая с подобными людьми, поражаешься их дремучим невежеством в религиозных вопросах и их же самоуверенностью в суждениях и понятиях. И чем дремучее такие люди, тем безапелляционнее они рассуждают. И они крайне обидчивы. Не терпят возражений. Такое складывается впечатление, что за плечами у них не меньше, чем духовная академия. А на поверку все их знания о Церкви, об обрядах и таинствах это набор каких-то диких суеверий, почерпнутых у малограмотных бабушек и из обрывков слышанного по телевизору и вычитанного в Интернете. Наши бабушки имели веру простую народную. Богословы из них никудышные, но они знали на память множество молитв, знали Божественную литургию и имели опыт исповеди. А внуки и правнуки довольствуются лишь глупыми и наивными приметами и запретами, которые неизбежно порождает народная фантазия. Например, запрет входить на церковный двор в большие ворота, даже, если они раскрыты. И вот с такими неадекватными понятиями люди идут в церковь и сталкиваются там с «вредными попами», которые требуют от них невесть что. Отсюда обиды и заявления: «… больше ни ногой!». Однако это «невесть что» тайна за семью печатями только для них, потрудись они прочитать соответствующую литературу, и всё стало бы на свои места. Да где там! Гордыня не позволяет. Эта гордыня не позволяет обиженным признать, что они тяжело духовно больны, и что Церковь создана для их исцеления. Христос так и сказал: «Не здоровые нуждаются во враче, но больные».

Ну не пойдут больше такие «православные» в церковь, кому хуже? Как известно, двое молятся и уже Иисус Христос незримо между ними присутствует. Пока остаётся хоть двое молящихся Церковь Христова жива. Не будет в Церкви балласта из шатающихся, сомневающихся и обиженных, так она от этого только выиграет. Сила Церкви не в массовости как у КПСС, а в твёрдости веры и силе духа. А ещё сила Церкви в том, что она примет каждого своего «блудного сына», когда бы он к ней не пришёл. И все «обиженные» Православием, если зажмут свои обиды и амбиции в кулачок, неизбежно поймут, что это не Церковь и её «вредные» попы оттолкнули их, а они сами оттолкнулись от Церкви. Оттолкнулись по жестоковыйности своей, по гордыне. Оттолкнулись потому, что застят глаза самообман и переоценка своей личности. Они сегодня не понимают, что оттолкнувшись от Церкви своими руками лишают себя высокой жизни в духе и низводят до низшей животной жизни в теле.

Убери сегодня из нашей жизни Православную Церковь, и куда мы пойдём с последними отчаянными просьбами и надеждами? Кто или что даст нам последнее утешение и укрепит дух великой надеждой на спасение? Хосписы? Психологи? Шаманы? Экстрасенсы? Бандиты? Артисты? Олигархи? Деньги? Слава? Наука? Ну, пусть обиженные попробуют всё это на себе, раз им так хочется. И дай им, Господи, чуть-чуть времени, чтобы успели добежать до Твоей Церкви и помолиться о прощении.

 

Александр Щербин


В начало

Братство казаков 'Терек'