Pussy Riot нужно приговорить к осознанию своей ошибки

Что я могу сказать о мотивах действий Pussy Riot? Те, кто сейчас находятся в изоляторе, отказываются от участия в этой акции. Некий меседж - стихи, которые они кричали в Храме Христа Спасителя - это протест против, на их взгляд, излишнего сближения церковной власти и светской.

Если перевести с нецензурного на русский то, что пишет молодежь в блогах, станет ясно: им кажется, что в эту горячую выборную зиму церковь нарушила политический нейтралитет, и по их логике здесь была некая взаимность - раз церковь вторгается в область политики, то и политика придет в гости к церкви.

Опять же, если их цель была такова, то средство для донесения этого меседжа, я считаю, было выбрано очень неудачно. По той причине, что ни ругаемого ими Путина, ни хулимого ими Патриарха в храме в эту минуту не было.

Поэтому получается, что они выкрикивали нечто оскорбительное в адрес обычных людей, которые были в храме. А это уже называется - бомбежка по площадям. Это то, чем занимались американские летчики в конце второй мировой войны. Одно дело подавить какой-нибудь укрепленный пункт, огневую позицию, а другое дело - бомбить заведомо мирные районы, детей и женщин уничтожать, поливать огнем. Мне кажется, они совершили такую же моральную ошибку.

Когда человек претерпевает гонения в рамках идейного пространства, он начинает с этой идеей отождествлять себя. То, что могло быть проходным эпизодом в его жизни, теперь может оказаться стержнем, ему теперь будет трудно с этим выстраданным имиджем расстаться. Боюсь, что после этой минутной выходки, они просто стали пленницами этой минуты.

Православная церковь может наказывать только своих членов. А наказание церковное — это десять поклонов или пять дней поста - и не более того.

Что касается государственных наказаний - это не в моем ведомстве. Когда Маргарита просила Воланда о милосердии, то он сказал, что это «не мое дело», каждое ведомство должно заниматься тем, к чему призвано. Ведомство церковное — это скорее ведомство милосердия, а не наказания.

Я знаю, что в таких случаях иногда делают умные американские судьи. Они приговаривают такого рода хулиганов, осквернителей святыни (гражданской или религиозной) к «осознанию своей ошибки». Если ты осквернил музей, то теперь будь добр в обязательном порядке по приговору суда изучи материалы музея — чему они посвящены, каким людям, событиям - и сдай потом экзамен.

Может быть и здесь имело бы смысл принудить этих женщин изучить историю Храма Христа Спасителя, историю наполеоновских войн, Отечественной войны 1812 года... А в этом контексте они бы поняли неуместность своей акции, того, что они тут дрыгали своими ножками.

Это ведь не только храм, но и место общенациональной исторической памяти.



Андрей Кураев

протодиакон РПЦ