Гниль

Когда несколько ошалевших от вседозволенности женщин устроили сатанинский шабаш в храме Христа Спасителя, поверьте, взыграло сердце. Что не говорите, но только в либеральной прожидовленной Москве эти мартышки головой застрявшие между хеллоуином и детским садом могли покинуть христианский храм без единой царапины в сопровождении предупредительной охраны. Позор, позор на наши головы, православные. Очень хотелось сразу же жёстко высказаться по этому поводу, но, слава Господу, вразумил, не дал дурной крови залить глаза красным. Остудил голову, привёл чувства в равновесие, т.е. из обезумевшего мстителя сделал хладнокровного бойца. И сегодня, по прошествии времени, в душе говорит боец, который даже убивает со всем христианским смирением

Что в первую очередь перед боем сделает опытный боец? Он изучит противника. Изучим его и мы. Кто перед нами? Само название этой панк-провокации «Пуси ройт» или что-то в этом роде тут же вызывает ассоциацию с Джонни Роттеном, лидером «Секс пистолс». Роттен по-английски значит «гнилой» или «гниляк», как вам будет угодно, здесь явно просматривается преемственность понятий. То же неуважение к традиционным ценностям, тот же эпатаж. Нынешняя либеральная сволочь, изо всех сил протаскивающая в русский язык англоязычные формы и словечки, перестающая склонять даже исконно русские слова, считает, что против них стоят сплошь дебилы и недоумки. Мы вынуждены их глубоко разочаровать. Английский и другие европейские и не только европейские языки мы знаем не хуже, а, пожалуй, и лучше, равно как и историю, географию, экономику, а родной язык не собираемся опускать до уровня понимания негра из пригорода Чикаго.

С гнилым названием всё ясно. Но за ним стоит гнилая сущность нынешнего феминизма. Добившиеся всех мыслимых и немыслимых прав феминистки, по всему миру штурмуют последнюю цитадель Божьего устроения – христианскую церковь. Заметьте, у них нет вопросов ни к буддизму, ни к шаманизму, ни к индуизму, ни к протестантизму, ни к культу вуду, ни к иудаизму и даже к мусульманству. К мусульманству есть кое-какие вопросы, но громко огласить их наши бесстрашные борцы за права женщин откровенно трусят, шкурки-то легко дырявятся, а под ними беззащитное мясцо. А спонсоры хлещут бичами и требуют реальных действий. Нет дел – нет денег, нет денег – нет феминизма, нет феминизма – нет гнилого Пуси. Да, перед нами женщины, но это, несомненно, непримиримые враги. Мы не должны раскисать при виде этих «слабых созданий». Уверен, что мои деды-фронтовики, не колеблясь, убили бы немку-снайпера, попадись она им на узкой военной дорожке и будь она хоть трижды женщиной и пятижды матерью. Потому, что на войне как на войне. Эти девицы такие же вражеские снайперы, только целятся они в души. Предвижу вопли записных либералов: «Этот маньяк призывает убивать беззащитных женщин!» Успокойтесь, гламурные маргиналы, и закатайте свои губы. Убивать феминисток я не собираюсь, а вот заставить их рожать русских детишек, это со всем удовольствием. Да вырастить из них достойных людей – вот задача архиважная. Только, что-то феминистки всех мастей не очень этим болеют. Им больше нравится гнить и разлагаться, и желательно на публике.

Это одна сторона медали. Есть и другая. Как так получилось, что откровенное глумление над чувствами и традициями православных осталось безнаказанным? Почему прихожане храма Христа Спасителя выпустили этих обнаглевших самок за здорово живёшь? Эти вопросы тяжёлым камнем лежат на моём сердце. Скажете мне про христианское смирение? Где тут оно, христианское смирение!? Тут одна беззубость и безответственность так называемых православных. И то, что Патриарх спустя две или три недели соизволили произнести какие-то слова по этому поводу, уже выглядело, простите, плевком вдогонку улетающему самолёту. Я не призываю к крови, но, видит Бог, если какие бы то ни было люди вздумают организовать что-либо подобное в церкви, и я буду там же, пусть не обижаются: бить буду сильно, не взирая на лица.

Наша Церковь попыталась спустить ситуацию на тормозах. Но от этого только хуже. Повыползала либеральная гниль всех мастей, и стала обсасывать обстоятельства произошедшего, туманя мозги и так уже затюканного обстоятельствами русского человека. Как православный, я лично не хочу со всяким встречным и поперечным обсуждать вопросы внутрицерковной жизни, а, тем паче, догматы и обычаи Церкви. Это наши внутренние дела. Тем более не вижу смысла в дискуссиях с откровенными провокаторами. Не хочу скатываться к словам типа «доколе», но данное событие чётко отразило состояние православного русского мира, и оно довольно плачевное это состояние. Мусульмане откровенно говорят, что из мечети живыми этих феминисток не выпустили бы. Так почему мы их выпустили целыми и невредимыми? Или наш Господь Иисус Христос не изгнал торговцев из храма, и не говорил, что тот, кто не с нами, тот против нас? Или мы уже не христиане, а имитация? Больные вопросы. Только, если не вырезать гнилое мясо, погибнет весь организм. А вы готовы ещё раз предать Христа на распятие? Только чем Он на этот раз заплатит за наше грехопадение?

 

Александр Щербин