Полевой слёт "Сокол-2013"

Приглашение на Масленицу

Пока живет традиция

Праздник Александра Невского

Глядя в глаза

Подготовка к стенке

Пересвет и Ослябя

Анатолий Лебедь Герой России

Беседы с монахом

Обращение к Верховному атаману Союза Казаков России

Дорогой Павел Филиппович, батька!

Пишем тебе не для того, чтобы обидеть, а от сердца, где неспокойно за наши казачьи дела. Выдержали после поездки на совет атаманов несколько дней, чтоб не сгоряча, посоветовались и шлем тебе наши мысли и чаяния.

Уже минуло два года после больших интернет-дебатов о возрождении казачьей культуры. Нами тогда была написана резолюция и отправлена в штаб СКР (посылаем ее повторно). В споре участвовало более ста человек. Уже тогда интуитивно чувствовалась угроза. Писатель Дмитрий Михайлович Балашов, наш земляк новгородец учил нас, «народная культура, вырванная из своей среды, неминуемо превращается в суррогат». Мы убеждены, что нельзя делить нас на зрителей и артистов, все должны быть активными участниками, творцами праздника. Сохраняя традицию, нельзя менять формат праздника на формат фестиваля. Петь, плясать и драться мы должны сами и вместе. Только так можно сохранить и приумножить. Мы все должны быть творцами культуры, а не ее потребителями.

С уважением есаул Вадим Боголаев.

 

 

Резолюция по теме : «Обращения казаков братства «Терек»к V Всероссийскому фестивалю казачьих традиций «Слава казачья…»»

(в тексте резолюции использованы материалы писем участников обсуждения).

Союз казаков России своими главными задачами объявил сохранение психологического типа казака. «Либо это будет человек с рыночной психологией «купи- продай», для которого Родина там, где можно заработать. Либо это будет казак патриот, вошедший в Париж и гарцевавший на коне по Берлину (П.Ф. Задорожный).

Поэтому у нас у казаков вызывает обеспокоенность и тревогу, что культура казачья запущенная в рыночные отношения, даст результаты противоположные ее смысловому назначению.

Народная песня никогда и никому не являлась источником дохода. В песне жила душа народа, а душой, слава Богу, дорожили.

Все дошедшие до нас народные песни передавались из уст в уста поколениями, человек, прежде чем запеть песню годами вслушивался в нее, тихонько подпевая, проникаясь духом песни, воспринимая стилистику. Поэтому народные песни столетиями не менялись или менялись едва заметно, воспринимались, как огромная ценность и сохранение их в подлинном звучании, в первозданном виде являлось делом чести.

Трудно представить, что представляли бы из себя наши предки, если бы их воспитание проходило в платных "мастер-классах. Никогда не стоял в таких делах между старшими и младшими, между мастерами и учениками золотой телец. Подобные мастер-классы никогда не воспитают человека настоящей казачьей общины.

Народное принадлежит народу. Взятое у народа, должно бесплатно предоставляться, по первому же запросу.  ,Фольклорный архив - это накопитель и хранитель, свободный для доступа любого

желающего ознакомиться и заниматься Традицией, а не банк с ячейками и сейфами, с доступом для избранных "скупых рыцарей". Нельзя позволять развешивать ценники на наши культурные ценности, и кидать их в рынок, применяя бизнес-технологии, если мы не хотим чтобы все это обесценилось и перестало иметь смысл.

Как считают устроители фестивалей и мастер - классов, таким образом, они пропагандируют Традицию. Но, на наш взгляд они занимаются развращением публики.

Традиция должна сохраняться в исторически сложившихся формах!

Нововведения: платные мастер классы, платные фестивали нельзя считать традиционной казачьей культурой. Они являются сценической формой музыкального искусства.

Наше обращение ставит своей целью: заострить внимание на правильном восприятии традиционной культуры и её различение от сценических переработок.

Место традиционной казачьей культуры – община.

Место сценической переработки – концертные залы, эстрадные площадки с их денежными отношениями.

Необходима не широкая популяризация, а работа по сбережению и сохранению казачьей культуры, чтобы её результаты развивали и воспитывали сам казачий народ и восстановили его в его историческом предназначении быть опорой и защитой Отечества нашего.

Данный текст резолюции отослан верховному атаману союза казаков России Павлу Филипповичу Задорожному, для дальнейшей передачи его в казачьи общины России и зарубежья.

 

 

О фестивале…

 

Минуй нас пуще всех печалей и барский гнев и барская любовь,- писал в своё время Александр Сергеевич Грибоедов. Когда читаешь план подготовки и проведения 1-го международного фестиваля «Казачья станица Москва» понимаешь, насколько эти слова актуальны. Очень похоже на то, что, не сумев подавить казачье возрождение силой, нынешние баре от власти решили задушить его в нежных объятьях «любви». Данный фестиваль и подобные ему мероприятия яркое тому свидетельство. Уже при прочтении плана подготовки и проведения фестиваля возникает ряд вопросов.

Начнём с названия. Мало-мальски грамотный казак знает, что такое станица. Подзабывшим напомню: станицей в давние времена у казаков назывался практически любой отряд. Так казачьи посольства в Москву в XVI-XVII веках и позднее именовались станицами. В XVIII-XIX веках установился порядок, когда взамен большого количества поименовний казачьих поселений остались два: станица и хутор. Особенностью названий станиц было то, что они всегда были именами прилагательными, на пример, станица Мальчевская, станица Старо-Павловская. Поэтому в казачьей традиции было бы сказать станица Московская, а никак не станица Москва. Сочинявшие это название, видимо, где-то чувствовали несуразицу, поэтому к слову станица

добавили определение казачья. Получилось уж полная чепуха или масло масленое. Неказачьих станиц в природе просто не существует. Налицо полное незнание или игнорирование казачьих традиций.

Далее. Заявлен фестиваль. Не очень понятно, почему вместо русского слова праздник использовано производное от латинского festivus, что, собственно, и означает праздник, веселье. Но дальше – больше. В ходе фестиваля-праздника планируется проведение смотра-конкурса казачьей песни и пляски. А конкурс это, извините, уже «соискательство нескольких лиц на получение награды, премии». (А.Н.Чудинов «Словарь иностранных слов русского языка» 1910 год). Этимологически слова конкурс и конкуренция связаны неразрывными узами. Так вот, где собака зарыта: казаков всеми правдами и неправдами пытаются вогнать в рамки нынешнего либерального мирка с его войной всех против всех и лозунгом «всё на продажу». Для этого на фестивале всё предусмотрено. Имеется главная сцена оченно приличных размеров: ширина по порталам 16 метров ( не шибко грамотные авторы проекта указали только ширину зеркала сцены, видимо не зная, что у него в качестве неотъемлемого параметра есть ещё и высота), глубина – 12, световое оборудование, звук не менее 50-ти кВт, 2 светодиодных экрана 6*4 м., пультовая, декорации. Размеры двух малых сцен не указаны, но на них предполагается иметь световое оборудование, декорации и звук по 5 кВт на каждой плюс шатры для жюри, а также партеры для зрителей. Всё вместе это больше напоминает райдер рок-фестиваля или байк-шоу, нежели подготовительные мероприятия праздника казачьей культуры и традиций. Трудно себе представить на такой навороченной сцене простых станичников, поющих и танцующих не за деньги, а потому, что душа просит. Но это ещё не все штучки-дрючки. Планом предусмотрено, что на сценических площадках, цитирую: «звучит фоновая музыка, создающая праздничное настроение». То есть, мало того, что изначально всех оторвали от земли, за ставив взгромоздиться на «сценические площадки», поделили на зрителей и «артистов» (говоря современным либеральным языком, одни станут оказывать услуги, а другие эти услуги потреблять), так вдобавок собираются задавить всё фоновой музыкой, чтобы напрочь исключить любое живое общение. Ещё 10 кВт звука добавят «конно-спортивная площадка и площадка казачьих состязаний» (так в оригинале). Итого в сумме мощность звука подбирается к ста киловаттам. Тут уж не до человеческого общения. Только успевай заглатывать впечатления. Развлечений хоть отбавляй и на любой вкус. Тут тебе и молебен в обыденном храме, и выступление официальных лиц, и выступление почётных гостей фестиваля, и вручение официальным лицам казачьих подарков от почётных гостей (шашки, бурки и т.д.), и плац-парад казачьих сил, конный парад, и показательные выступления по джигитовке, и катание верхом и в повозках, и показательные выступления по фланкировке (ай, какое красивое слово, надо запомнить) шашкой, и интерактивная программа со спортивными состязаниями и традиционными казачьими забавами, и мастер-классы по традиционным ремёслам, и традиционные казачьи игры, деревянный городок аттракционов, два сеанса кинопоказов, творческие презентации казачьих куреней, сопровождающиеся тематическим видеорядом и концертными номерами, показ казачьей моды, демонстрация амуниции и формы всех ВКО, историческая реконструкция знаковых для казачества событий, выступление казачьих хоров и профессиональных ансамблей, ярмарка, зона общественного питания (?), международная казачья конференция, традиционный казачий свадебный обряд, магазины казачьей утвари, вечерний концерт с участием лучших казачьих ансамблей России, солистов проекта «Этносфера», а также звёзд российской эстрады, и завершит программу выступление популярного исполнителя российской эстрады. Будет, наверняка, в достатке разного телевизионного люда. Не хватает только двух вещей: фейерверка и…казачьего духа.

Простите, братцы, за иронию. Самому горько. Такие, с позволения сказать, фестивали-конкурсы не для поддержания и укрепления казачьего духа проводятся. Пилятся на них наши с вами общие денежки, да поднабиваются бумажники, что бы потом реализовалось их содержимое домишками в три-четыре-пять этажей в ближайшем Подмосковье. Делаются подобные мероприятия по единой отработанной и обкатанной схеме. Под эту схему «заточены» фирмы, занимающиеся звуком, светом, сценическим оборудованием, торговлей, общепитом. Всё вместе это называется шоу-бизнесом. Что казаки, что не казаки, ему всё равно. А вот нам не всё равно. Хотим мы собираться вместе по праздникам, чтобы попеть, поплясать? Конечно, хотим! Хотим мы показать свои воинские умения, да посостязаться и выявить сильнейших? Хотим! При царях собирались казаки и демонстрировали свою лихость и ловкость, и сейчас хочется того же. Это в крови. Только причём тут шоу-бизнес и бизнес вообще. Одно дело собраться, чтобы себя показать и других посмотреть, а другое – подороже продать своё умение. Когда всё бескорыстно, тогда и выглядит всё по-другому. Не нужны тогда сценические площадки. Площадка одна на всех – это просто земля. Нет зрителей и исполнителей – все участники. Нет никаких смотров-конкурсов, потому что нет соревнования. А в чём, собственно, соревноваться? Кто лучше бережёт традицию? Чепуха какая-то. Традиция или её отсутствие суть образ жизни, но не спорт или торговля. Торговля раз за разом пытается превратить традицию в товар, но Божий промысел, наверное, в том, что, став товаром, традиция мгновенно умирает.

Ещё есть такая думка, что казачьи фестивали нужнее там, где казакам сегодня приходится особенно тяжко: на Кавказе, в Сибири. Там бы они позволяли местным казакам почувствовать себя частью большого казачьего сообщества, укрепляли бы дух. И тем, кто противостоит казакам, мозги бы маленько прочищали.

 

Хорунжий Александр Щербин

Братство казаков 'Терек'