Полевой слёт "Сокол-2013"

Приглашение на Масленицу

Пока живет традиция

Праздник Александра Невского

Глядя в глаза

Подготовка к стенке

Пересвет и Ослябя

Анатолий Лебедь Герой России

Беседы с монахом

О благородстве, чести и отваге


 

Выступление на пленуме Союза писателей России

Вспомнился небольшой, но необычайно важный штрих нашей истории. Когда Наполеон ждал ключи от Москвы на Поклонной горе, а ему все не несли и не несли их, Боанопарте пренебрежительно обернулся к своим генералам: «Похоже, эти русские не умеют сдаваться».

Зато на Бородинском поле я однажды отметил: редуты и батареи героев 1812 года находятся в тех же местах, что и дзоты 5 армии, защищавшей Москву в 1941-ом. Значит, враг всегда наступает на нас по одним и тем же направлениям! Он стремится взять одни и те же высоты.

И здесь я, к сожалению, в какой-то части не согласен с самим Баонопарте – а ведь мы, к сожалению, умеем сдаваться. Военные высоты по генетическому коду памяти русичей, потомков Пересвета еще держим, а вот высоты нравственные…

Не говорю за все писательское сообщество, больнее всего наблюдать это на самом, казалось бы, надежном и проверенном фланге – там, где работает литература о войне.

Недавно удалось заехать в Тихонову пустынь под Калугой. Стоявшая рядом с источником матушка вдруг спросила:

- Вы из города? Тогда прежде чем пить родниковую воду, надо промыть глаза и уши. Потому что вы в городе очень много чего плохого видели и слышали.

Да, на войнах мы, ее участники, тоже видим очень много плохого. Но при этом в Афганистане были повторены практически все подвиги Великой Отечественной войны. Чечня дала нам Женю Родионова – и одно это уже дает целой стране, всему русскому народу право гордо держать голову. А словно под нашу ситуацию говорил старец Паисий с Афона: «Если в цветущий сад залетает пчела, она видит только цветы и пьет в этом саду нектар. Если залетает навозная муха, то видит только дерьмо и копается в навозе. При этом ей кажется, что весь сад – сплошное дерьмо».

На литературном поле о войне за последние годы вдруг отчетливо проявилась тенденция, когда даже пчелы стали превращаться сначала в трутней, а потом и в навозных мух. А самые рьяные – в бойцов 25 часа, литературных мародеров, которые орудуют на полях сражений после героев. И потому мы все чаще и чаще встречаем в современных произведениях о войне столь омерзительных солдат и офицеров - в их пренебрежении к чужим жизням, в пошлости по отношении к женщинам, погрязших в беспробудном пьянстве, хамстве, идиотизме, - что можно даже понять и чеченцев, взявших в руки оружие:

против ТАКИХ вояк восстанет любое сердце.

ТАКИХ вояк надо уничтожать как шелудивых псов.

Данная мода пошла, мне кажется, от Светланы Алексиевич, собравшей сначала книгу «У войны не женское лицо», - которая уже была на грани очернения и подтасовок. А потом все стало на свои закономерные места, когда пошли ее «Цинковые мальчики», книга о Чернобыле. Вот там уже на первый план и стала вытаскиваться грязь, сплетни, домыслы. А ее все награждали и награждали премиями. Ровно тогда усилилась и мода для авторов УГАДЫВАТЬ желание тех, кто дал заказ на книгу.

Главный аргумент и якобы очистка совести для таких писателей был и остается один – зато это правда, я такое видел или слышал.

Только вот еще Гете утверждал: если художник рисует точную копию своего мопса, то это будет просто еще один мопс, никакого отношения к искусству не имеющий. А давайте посмотрим, сколько у нас подобных мопсов на книжных полках!!!

Согласен с Ильей Плехановым, выступившем на сайте «Российского писателя»: во многом виноваты наши издательства, требующие от начинающих авторов крови, крови и еще раз крови. А начинающим авторам, не имеющим внутреннего стержня, пока еще не поддержанных мудростью более опытных коллег по литературному процессу, это лестно: как же, их печатают, печатают и печатают.

И это, к сожалению, не безобидные шутки. В 90-х довелось мне несколько месяцев работать в газете «Чечня свободная» - мы шли за наступающими войсками, писали об освобожденных районах. Когда прилетали телевизионщики из Москвы, я звал их: ребята, открыли новую школу, пустили нитку газопровода, восстановили ЛЭП – поедем снимать.

Ответ был один – Москва требует войну.

Дотребовались. И практически сами привели ее к себе домой. На Каширку, в Норд-Ост.

Сейчас, к сожалению, происходит еще более страшное. Мы подобными героями своих книг оправдываем террористов и то, что нас убивают. Потому что подонки, - мы с вами, - изображаемые в военной литературе, достойны только уничтожения! И это не только пьяницы – здесь слава Венечке и Ерофееву, не вылезающему из зарубежных книжных ярмарок и представляющему нынешнюю литературу России! Здесь же и нескончаемые Слепые, Бешеные, ворошиловские стрелки вкупе с 9 ротой Бондарчука, - что-то орущие, куда-то бегущие, походя всех насилующие и убивающие.

Трудно представить, что так о наших солдатах писали бы Твардовский, Симонов, Ошанин, Фатьянов…

Из литературы о войне уходит трагедия. Уходят гордость за солдата, за его подвиги, за страну. Уходит душа войны – душа солдата. Не потому ли у нас так и не появился герой, равноценный Теркину? А вот Чонкин – пожалуйста. Либералы же своими премиями и хвалебными рецензиями о военной литературе вбивают авторам в мозги: если в книге мерзость – то это пусть и горькая, но правда. Если благородство – то совковая пропаганда. Правда о войне из объема превращается в плоский подгоревший блин.

Считаем в Союзе писателей, что назрела настоятельная необходимость собрать авторов, пишущих о войне. И вести семинар даже не о литературном мастерстве, хотя и это важно и необходимо, а в первую очередь - о достоинстве писателя, о его ответственности за произнесенное и написанное слово.

Когда я затронул эту тему в Центре реабилитации инвалидов Афганистана и Чечни «Русь», где до сих пор бьются за жизнь, борются с увечьями и болезнями те, кто не сдался, кто без ног плавает в бассейнах, без рук рисует картины, там сказали: а привезите этих авторов к нам. Мы покажем, кого они предают в своих книгах. Пусть посмотрят в глаза слепым, пожмут протезы вместо рук…

Жестко? А до каких пор литература об Иудах будет почитаться более, чем о Христе?

А авторов можно еще свозить к истоку Москва-реки – постоять, подумать, как чисты истоки и загрязнены устья. Есть возможность встретиться с представителями Национального антитеррористического комитета – послушать точные цифры и реальные факты…

И Союз писателей в данном случае выступает не только как гарант бережного отношения к слову, сюжету, поднятой теме, но и позволяет начинающим авторам сверить часы, обозначить верстовые столбы, чтобы те могли не заблудиться среди подачек и не потратить свой талант на разрушение самосознания. И это ли не одно из предназначений Союза? Думаю, с учетом заинтересованности главных разработчиков военных литературных сайтов АртОфВар Максима Мошкова, Анатолия Воронина, и Окопка - Глеба Боброва, мы сможем поднять к осени данный проект.

И последнее. В 2002 году на Кавказе произошло сильнейшее наводнение. Более тридцати рек вышли из своих берегов. Но что удивительно: как сказали старожилы, все до одной реки нашли свои старые русла. Оказалось, реки помнят свои берега! И едва они почувствовали прилив силы, тут же вернулись к своим истокам.

Уверен, войдем и мы в военной теме в берега нравственности, духовности, благородства, чести и отваги. И на берегах будут у нас не Чонкины, не цинковые мальчики и не Саньки, а те, кто даже и в сегодняшние продажные дни скрепляет границы нашего Отечества. Причем своей кровью.

И пусть новые Наполеоны ждут ключи от наших городов, недоумевая, почему русские не умеют благородно сдаваться…

25 мая 2011 г .

Николай Иванов

В начало статьи

Братство казаков 'Терек'