Полевой слёт "Сокол-2013"

Приглашение на Масленицу

Пока живет традиция

Праздник Александра Невского

Глядя в глаза

Подготовка к стенке

Пересвет и Ослябя

Анатолий Лебедь Герой России

Беседы с монахом

Телепаскудство

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

 

 

Вечером в пятницу 30 января 2015 года по каналу ТВЦ прошло очередное ток-шоу (в моём весьма вольном переводе на русский – трепотня на публику) «Право голоса» под руководством ведущей Ольги Кокорекиной. По поводу данной передачи у вашего покорного слуги возникло несколько вопросов, с которыми он бы хотел поделиться с читающей публикой.

Во-первых, тема передачи – «Сталин с нами?». Согласитесь, что в разгар тяжеленного кризиса, который по обещаниям нашего правительства будет длиться ещё очень долго, ну просто нет у народа России более важной темы для размышлений и обсуждения. Да и разгоревшаяся с новой силой война у самых наших границ, с заходом на российскую территорию, тоже полная фигня. Оказывается, самым животрепещущим вопросом, который невыносимо мучает граждан России, – это выяснить, почему это при очередном опросе 52% ответивших всё ещё положительно относится к личности давно уже почившего руководителя Советского Союза! И ладно бы порадовались, что народ так бережно, ни смотря ни на что, хранит в своей коллективной памяти имя этого человека. Так нет. Первую скрипку здесь играли либералы-антисталинисты хулители и ниспровергатели во главе с ярой русофобкой и, по меткому выражению Станислава Куняева, жрицей холокоста – Аллой Гербер и академиком-администратором Юрием Пивоваровым.

Даже сама тема, приподнесённая в виде вопроса, изначально внутри себя несёт определённую заданность и эдак хитро отсылает нас к известной формуле из Евангелия: кто не против вас, тот с вами. И остаётся только доказать, что понятие «Сталин с нами» является отрицательным, и в результате практически автоматически формируется понятие «Сталин против нас». А это уже накатанная дорожка, по которой почти шестьдесят лет тащится, так называемая, критика сталинизма. За эти годы она накопила свой дежурный набор аргументов, фактов, обвинений, и весь этот нехитрый набор, это дежурное блюдо антисоветской кухни (надеюсь, никто не сомневается, что быть антисталинистом без изъятий означает быть и антисоветчиком) был как-то без особого блеска и пыла представлен публике. Видать, подустали наши борцы за свободу, подрастеряли боевой задор за долгие годы «борьбы», да и, судя по титрам да интернету, все они давным-давно при тёплых и вполне денежных должностях, а, как говорили когда-то про известного боксёра-чемпиона Оскара де ла Хойю, «с шёлковых простыней тяжело подниматься на утреннюю пробежку». Однако тужатся престарелые разоблачители культа и носители идей свободы, похоже, из последних силёнок, но тужатся. Впечатление тяжёлое. Как тут снова не вспомнить нашего поэта Станислава Куняева, в своё время написавшего:

Когда же ветхое колено

Закусит те же удила,

Тень разложения и тлена

Ложится на его дела.

Так в судорожном раже старость,

Своим бессильем тяготясь,

Впадает в бешеную ярость

Так не похожую на страсть!

Знаете, их старость не является биологической, поскольку среди ругателей Сталина хватает очень даже молодых людей. Ветхость и тлен этого тупикового исторического колена заключается в порочности и мертвенности идеи бесконечной мстительности. Каждый, кто в той или иной степени касается этой идеи (как сегодня модно говорить – впускает её в себя), мгновенно заражается её трупным ядом. Этот яд убывает не физически, а духовно, и человек, получивший дозу этой отравы, утрачивает живые чувства сострадания, прощения и понимания. И, позволю себе не согласиться со С.Куняевым, его безжизненную одряхлевшую душу одолевает именно страсть. Страсть во что бы то ни стало настоять на своём, подавив всё несогласное, а ярость – от душевной старости. И на этой передаче мы услышали резкость формулировок, тяжесть обвинений и собственными глазами увидели разнузданность, порой переходящую в откровенное хамство по отношению к оппонентам. Уже давно подмечено, что наглость, помноженная на вседозволенность, и безответственность (в самом изначальном своём смысле, как синоним безнаказанности) – это обычная манера поведения российской либеральной тусовки на публике. И вот вопрос номер два – по какому праву они себя так ведут? Если рассматривать это в контексте ток-шоу «Сталин с нами?», то какое право они имеют так вести себя по отношению к бывшему и уже давно умершему главе государства? Почему они могут выдвигать против Сталина самые чудовищные и нелепые обвинения типа «кровь лилась с утра до вечера» (Ю.Пивоваров) или «десятки миллионов жертв» (А.Гербер) и прочее? Сталин по итогам своей деятельности не привлекался к суду, соответственно, к нему никогда не были применены предусмотренные законом процессуальные процедуры: не проводилось следствие, не формулировалось обвинение, не было допросов, очных ставок, а, значит, нет и протоколов, не назначались экспертизы и т.д. и т.п. Не было судебных заседаний и по итогам процесса не было никакого законного решения, вступившего в своё время в силу. (Ну, нельзя же всерьёз за подобный суд воспринимать секретный доклад Хрущёва на XX съезде КПСС!) То же самое мы можем утверждать и о, так называемом, сталинизме. В отличие от немецкого нацизма и фашизма в целом, он, во-первых, не является политическим движением, а всего лишь периодом в политической жизни страны, а, во-вторых, также не был осуждён легитимным судом. Подытоживая всё сказанное, мы можем констатировать, что на И.В.Сталина(Джугашвили) полностью распространяется понятие презумпции невиновности. А это, в свою очередь, означает, что согласно закону И.В.Сталин ни одного из приписываемых ему преступлений ни лично, ни в группе лиц, ни по предварительному сговору, ни как-то ещё не совершал. Жирная точка! И выпускница юрфака МГУ А.Гербер и академик-историк Ю.Пивоваров должны знать и понимать это как никто другой.

Сталин, Жуков, Ленин , Николай II, Столыпин, Кутузов, Александр Невский, Иван Грозный, Пётр I, даже, чёрт их дери, Троцкий или Хрущёв – фигуры большого или просто громадного исторического масштаба. Отношение к их именам, к их репутациям самым прямым образом отражается как на историческом, так и на сегодняшнем самочувствии и самооценке народа России, да чего там лукавить, народов всего бывшего СССР, чуть ли не всех народов Европы да ещё многих народов мира в придачу. Эти люди в разное время – руководители государства или высшие военные и политические деятели, ставшие символами и опорными точками нашей истории. И относиться к ним в духе пресловутого «Шарли эбдо» с его похабной «свободой» слова, с его показным неуважением, разумеется, в рамках дозволенного, ко всему и вся есть чистой воды паскудство. А уж демонстрировать это отношение на публике и настаивать на нём – паскудство вдвойне.

Иначе как паскудством я не могу назвать разглагольствования одного эксперта на этом «ток-шоу», который утверждал, что любовь народа к Сталину это проявление «стокгольмского синдрома». Для непосвящённых поясню, «стокгольмский синдром» это когда жертва проникается чувством любви к своему мучителю и палачу. Не могу говорить за Швецию, может они там в своём европейском содомитском клоповнике в погоне за острыми ощущениями уже и до подобного извращения докатились, да и нехай себе. Но даже простейшая логика не позволяет большую половину ныне живущих россиян записать в жертвы сталинщины со сдвинутой психикой. Со дня смерти «диктатора» прошло 62 года. Чтобы в полной мере ощутить на себе воздействие его «тоталитаризма» нужно было быть достаточно взрослым человеком. (Вот Алла Гербер пострадала в 17 лет, когда забрали её папу, а Майя Плисецкая – в 12. У них-то было вполне достаточно времени, чтобы ощутить в себе «стокгольмский синдром», но они его почему-то не ощутили.) Тогда получается, что у нас в России сегодня проживает либо минимум 75 млн. человек от семидесяти и старше, либо несколько десятков миллионов, рождённых уже после смерти Сталина и выросших в морально здоровом климате СССР, так прониклись его «преступлениями», что на этой почве свихнулись и заочно получили и этот проклятый синдром. Оба эти допущения несут на себе громадную печать маразма и бреда, а, если без экивоков, то чистой воды паскудства.

Звучали в студии и здравые голоса. Когда антисталинская риторика стала переходить границы приличия, один из экспертов высказал сомнение насчёт того, стоит ли в таком ключе говорить об умершем человеке. К сожалению, его либералы-ругатели не услышали, хотя это была очень порядочная позиция. Как замечательно это их характеризует! Шакал может пнуть только мёртвого льва.

Есть такой ныне живущий публицист и поэт, прошедший окопы Великой Отечественной войны – Владимир Сергеевич Бушин. Вряд ли у Александра Солженицына был и есть более убеждённый недоброжелатель, чем Владимир Бушин. Десятки, а может, сотни страниц были им написаны по теме Солженицына, дутого, как он считал, фронтовика, лагерника, великого писателя и пророка. Все статьи в смысле аргументов и фактов написаны так, что ни комар, ни солженицинское окружение носа не подточат. При этом Бушин никогда не опускался до наговоров и кликушества, которыми страдают антисталинисты. Но вот Солженицына прибрал Бог. И всё, с этого момента у Бушина ни слова о личности, деятельности и биографии последнего, только о его литературном наследии. Вот это порядочность по настоящему интеллигентного человека. Но он из другого теста и лагеря. Он выходец из русской глубинки и убеждённый сталинист. Да-с.

Раз уж мы коснулись личности Солженицына, то нелишне будет сказать, что использовать его беллетристику в качестве доказательства «преступлений сталинского режима» это то же самое, что считать трилогию Дюма о трёх мушкетёрах и Д,артаньяне академическим учебником по истории Франции XVII века. А почитать человека, требовавшего от руководства США сбросить атомные бомбы на СССР, радетелем за Россию – это уже кощунство или, в нашей сегодняшней терминологии, паскудство.

Слушая дискуссию в передаче «Сталин с нами?» в какой-то момент я вдруг осознал, что антисталинисты, как бэ споря с оппонентами в студии, как бэ отвечая на их реплики, как бэ реагируя на их высказывания, полны невероятного презрения к ним и тем, кто за ними стоит, и просто задыхаются от самомнения и чувства собственного превосходства. И это не смотря на то, что в споре им противостояли совсем не рудокопы из забоя и не крестьяне от сохи, а люди с образованием и с научными степенями. И даже этим людям бросались в лицо обвинения в необразованности, недоразвитости, некультурности и в бесстыдстве. Приведу несколько выдержек без указания авторства: «безумие поддержки Сталина», «залил страну кровью, вы любите того, кто вас убивал», «как нам не стыдно этого палача обелять» (тут так снисходительно сказано «нам», хотя понятно, что «вам»), «недостаток образования», «факт ужасных репрессий». И это всё про нас – нелибералов. А вот о своих: «Гайдар святой, светлейший человек». Это сальный Тимурович у них святой! Ну, я человек впечатлительный, не лишённый воображения, и у меня в голове сразу сложилась такая картина: пирамида наподобие мавзолея, на вершине эдак креативно в виде ока всевидящего запечатленный незабвенный лик либерального святого Гайдара, чуть ниже на трибуне группа служителей культа этого новомученика и страстотерпца, они же по совместительству антисталинисты, ещё ниже вдоль стенок толчётся во всех смыслах жидкая розово-голубая толпёшка креаклов, блоггеров, праволевозащитников, реформаторов, экспертов и хипстеров, а вокруг, сколько хватает зрения, перекатываются волны серого совкового быдла – это те самые 52 процента, русский народ-сталинист. Среди совкового быдла вижу и себя. С трибуны мавзолея служители культа поочерёдно через губу сообщают нам – совкам: «Вы тупые! Вы ленивые! Вы отсталые! Вы дикие! Вы пьяницы! Вы необразованные! Вы лузеры!», – и ещё, – «Слушать сюда! Мы знаем! Мы вам расскажем, мы вас научим, мы вас проучим!» А толпёшка возле стенки (где ей самое место, и где она, очень надеюсь, рано или поздно окажется, если вовремя не свалит) всё произнесённое с трибуны яростно подхватывает в виде слоганов, джинглов и пр. В общем, паскудство полное! Но ведь если присмотреться, в жизни так и выходит. Они нас с высоты своего положения только и поучают. Про бескультурье наше очень любят нам в глаза кольнуть. Ну да, оно конечно. Только вспоминается, как высококультурная отсталинапострадавшая Майя Плисецкая несколько лет назад на одном из таких шоу уж так живописно излагала историю про то, как в сталинские времена все, ну все без исключения, строчили доносы в НКВД… А когда молодой парень журналист по-хорошему прикинувшись валенком на голубом глазу спросил приму и диву, что, мол, и они что ли с Родионом Щедриным доносами баловались, оскорбилась до глубины души. Даже демонстративно покинула студию. А чего обижаться? Вас, мадам, никто за язык не тянул, сами заявили – все писали. А все, значит все. Ах, вы имели в виду только серую массу, ну, простите, не догадались, что это только про нас.

Эх, не хотел переходить на личности. Да, ладно. Бог простит. Тем более, что эта педерача, как говорит один мой старинный товарищ, ранее работавший на радио, имела неожиданное, но весьма красноречивое продолжение. Пока г-н Пивоваров в студии по костям нёс покойного Сталина, заполыхала библиотека ИНИОН, где сей суровый обличитель тоталитаризма уже без малого восемнадцать лет подвизается в должности директора. И хорошо заполыхала! Тушили четыре дня. Ан, не врут люди: на воре шапка горит. А горели ли при Иосифе Грозном в России такие библиотеки? Телевизионные шустрилы тут же и справочку сосрамоделили: «В невоенное время в России было только четыре подобных пожара. Первый в 1988 году в Ленинграде, потом ещё два там же, но уже в культурной столице России – Санкт-Петербурге, и последний 30 января 2015 года в Москве. Виновных нет, никто не наказан». Вот он вам кровавый диктаторский режим во всей своей красе и милая уютная либеральная трясина. Дали бы сталинские сатрапы директору Пивоварову позировать перед телекамерами на фоне дымящихся развалин возглавляемой им библиотеки и раздавать сопливые интервью? Хрена с два! Завернули бы ему, родимому, ласты и препроводили бы в тихое местечко с привинченной к полу мебелью. И общался бы он там исключительно со следователями и прокурорами. И головой бы рисковал за порчу народного достояния. А сейчас слёзы крокодиловы на публику пускает. Горюет, значит, переживает. Чего хотите мне говорите, но знал Пивоваров, что гореть этой библиотеке синим пламенем, знал, что единиц хранения там уже гораздо меньше, чем пятнадцать миллионов, потому и нёс Сталина, страховался, задницу свою администраторскую на всякий случай прикрывал академик хренов. Паскудство это, ох, паскудство, братцы.

В католицизме пятьсот лет существовало такое понятие – адвокат дьявола. Он выступал оппонентом в процессе канонизации того или иного святого, выискивая и вскрывая в его биографии факты, которые могли помешать канонизации. Сейчас это выражение относится к людям, имеющим привычку дурно отзываться о других, старающихся в хорошем непременно найти недостатки, отрицательные стороны. Так же именуют и придирчивых въедливых спорщиков. Антисталинисты в передаче «Сталин с нами?» являлись именно такими адвокатами дьявола. И только полное отсутствие государственной идеологии в нашей стране позволяет им безбедно существовать и шельмовать всё, что им лично не по душе. Но почему они должны иметь трибуну на телевидении за наш с вами счёт? Тут дело не в идеологии, в простой и понятной даже либералам вещи – деньгах. За свои деньги делай, что хочешь. Открывай собственные каналы, сам их оплачивай и говори и показывай, что хочешь, если это не запрещено законом. Но что это за паскудство, когда на государственных каналах (даже сверхлиберальный канал «Дождь» жирует и плюётся в нашу сторону за бюджетные средства) за наши кровные нас же и обгаживают. Это братцы – телепаскудство. Вероятно даже его наивысшая формация. Есть над чем подумать...


Александр Щербин


В начало

Братство казаков 'Терек'